38
Патриаршая проповедь в четверг первой седмицы Великого поста после великого повечерия в Сретенском ставропигиальном монастыре г. Москвы

Вечером 21 марта 2024 года, в четверг первой седмицы Великого поста, Святейший Патриарх Кирилл совершил великое повечерие с чтением Великого покаянного канона прп. Андрея Критского в храме Воскресения Христова и Новомучеников и исповедников Церкви Русской Сретенского ставропигиального мужского монастыря г. Москвы. По окончании богослужения Святейший Владыка произнес проповедь.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Преподобному Иоанну Дамаскину принадлежат такие слова: человек, состоящий из души и тела, имеет духовную составляющую, которая должна господствовать, то есть управлять телесной. Эта мысль святого Иоанна Дамаскина не является оригинальной — она проистекает из слова Божия. Душа — бессмертное начало в человеке; кто-то в это верит, кто-то не верит, но от того сам факт никуда не исчезает. Душа бессмертна, только верующие люди, зная об этом, стараются поступать так, чтобы не повредить своей душе в дни земной жизни, а люди, не верующие в то, что есть вечная душа, не задумываются о ней и вообще воспитанием своей души не занимаются; их беспокоят другие, как им кажется, более важные вещи.

Но как бы ни заблуждались люди в отношении того, что человеческая душа существует и что она бессмертна, факт ее существования, как и факт бессмертия, подтверждается не только словом Божиим, но и культурой человеческой, мировой культурой. Это отображается и в искусстве, и особенно важно в истории, потому что на основании представлений о бессмертии человеческой души формулировались этические законы, формировалась этика человеческих отношений. Конечно, этика опиралась, в первую очередь, на слово Божие, но ведь именно в слове Божием утверждается бессмертие человеческой души.

К сожалению, в безбожные времена понятие о Боге было вытеснено из сознания людей, вера в Бога сменилась верой в человеческие изобретения и философские учения. Конечно, все эти новые и новейшие идеи нанесли и наносят огромный ущерб человеческой душе, а через это и качеству человеческой жизни. Иногда, узнавая новости из телевидения или прессы, удивляешься тому, что происходит, — насколько жестоко люди относятся друг к другу, как много вокруг несправедливости, как много того, что разрушает целостность жизни, обрекает людей на несчастье, — и это несмотря на развитие науки, техники, гуманитарных знаний!

Что же происходит, в самом деле? Неужели человек, достигший такой интеллектуальной высоты, не в состоянии избавиться от злобы, неприязни, зависти, не говоря уж о конфликтах межличностных, семейных, межгосударственных? Развивается человеческая мысль, создаются политические доктрины, а войны не прекращаются и становятся все более ожесточенными. Где же человеческий разум? Где чувство самосохранения? Где якобы благоприобретенная в результате так называемого прогресса способность человека управлять своим поведением, поведением общества и государства?

Происходящее в мире свидетельствует о том, что у человека нет такой способности. Множество философских школ и разного рода учений вооружали людей знаниями, как следует себя вести, в том числе в условиях конфликта. Но ведь мало что помогло. Конфликты XX века страшнее конфликтов века XIX-го, конфликтный потенциал общества только возрастает, и жестокость, несмотря на все гуманистические идеи и якобы гуманистическое воспитание современного человека, никак не понижает свой градус.

Отчего это происходит? А происходит это от того, что зло — это онтологическое начало, которое существует независимо от человеческой воли, которое персонифицируется в темной диавольской силе. Это реальность, которая воздействует на сознание и, подчиняя себе людей, способна управлять и общественными, и политическими процессами.

Те, кто отрицает только что сказанное, глубоко ошибаются. Человек, игнорируя сам факт существования онтологического зла, себя обезоруживает. И это доказывается именно тем, что зла не становится меньше, конфликты не затухают, но, как я уже сказал, становятся все более кровопролитными, более жестокими, более отчаянными, несмотря на весь реальный научно-технический прогресс, свидетелями которого мы являемся.

Так в чем же дело? А дело в том, что человек, состоящий из тела и души, забывает, что душа есть реальность. Не миф, а такая же реальность, как тело. А если люди теряют представление о душе и не верят в ее существование, горизонт их видения сужается. Все силы направляются на попечение о материальном, с тем чтобы плоть благоденствовала, а забота о душе уходит на периферию мысли и сознания.

К чему это приводит? Как мы видим, это приводит к нарастанию зла в мире. Мы видим, как осложняются отношения межличностные, семейные, как разжигаются конфликты между государствами. И что же, при всем развитии науки и философии, никак нельзя справиться с этим нравственным регрессом? Ведь разрабатываются достаточно гуманные законы, успешно развиваются гуманистические направления в философии, в общественном сознании, но не справляется вся эта мудрость с человеческим грехом. И грех, покуда его невозможно остановить, имеет склонность расширять пространство своего влияния, что мы и наблюдаем в определенных сферах общественной жизни.

Власть — та самая, которая несет по Божиему установлению ответственность за жизнь людей, у которой меч при бедре, как говорит Священное Писание, — обязана ограничивать зло, что и совершается через работу правоохранительных органов. Тем не менее зло не исчезает и конфликтов не становится меньше — как на уровне личности, так и на уровне общества, государства, международных отношений.

О чем все это свидетельствует? Это свидетельствует о том, что зло — реальность. И чем больше мы отрицаем существование онтологического зла, именуемого диаволом, тем больше у него пространства для воздействия на род человеческий. А человеческая история будет продолжаться до тех пор, пока количество мирового зла не превзойдет добро в масштабах всей цивилизации. И если мы говорим о конце света, отталкиваясь от Апокалипсиса Иоанна Богослова, мы должны иметь в виду, что конец света — это и есть тотальное господство зла. Потому что зло нежизнеспособно, и какими бы средствами — продление жизни, укрепление здоровья, установление международного мира — человечество ни обладало, возрастание зла все может обернуть в прах и пепел, что и произойдет в конце человеческой истории.

Памятуя обо всем этом, мы должны помнить, что борьба со злом, то есть борьба за жизнь, за будущее рода человеческого, осуществляется, в первую очередь, в рамках нашей личной жизни. Церковь призывает жить по заповедям, призывает людей к тому, чтобы они делали добро. Церковь обращается прежде всего к личности человека. Кто-то это слово принимает, кто-то отвергает, но ведь Церковь говорит не от себя — она транслирует Божие слово, сопровождая его соответствующими комментариями. Так может, необходимо больше доверия к слову Божиему? Которое свидетельствует о конце человеческой цивилизации, то есть о том времени, когда зло настолько восторжествует, что человеческое общество в мировом масштабе потеряет способность к существованию.

Иногда, критикуя Церковь, люди говорят: «Вы все о душе говорите, а лучше бы вы о жизни подумали. Что вы уводите человека в какие-то загробные эсхатологические дали? Здесь надо устроять жизнь, здесь нужно бороться за человеческое счастье» (особенно марксисты любили особенно так говорить). Все правильно, только бороться за счастье нужно так, чтобы оно сопровождалось реальным духовным прогрессом личности и человеческого общества. А если мы изгоняем Бога из нашей жизни, то совершенствование человека и общества становится невозможным. Потому что Господь положил законы человеческой жизни, и только их исполнение может обеспечить прогресс личности, а значит, и общества.

Иногда нас обвиняют: «Вы ретрограды, вы живете в прошлом и вообще отсталые люди». А кто на самом деле, кроме Церкви, думает о будущем? Кто, кроме Церкви, говорит о том, что может привести к личной, семейной или вселенской катастрофе? Только Церковь говорит, что такой силой является грех, который, распространяясь, поглощает и личность, и общество, и государственные и надгосударственные структуры. Тот самый грех, что пришел в мир через грехопадение первых людей. Поэтому наше с вами служение, наша с вами проповедь, наша с вами молитва — не только о своем спасении, но о спасении мира. И очень важно, чтобы каждый православный христианин понимал: живя по закону Божиему, он не только душу свою спасает, но и влияет совершенно определенным образом или, по крайней мере, должен влиять на жизнь других людей. А наша общая задача — через добрую христианскую жизнь распространять вокруг себя веру в то, что люди, живя по Божиему закону, не только могут быть действительно счастливыми, но и могут иметь надежду на жизнь будущего века, на жизнь рода человеческого. Потому что только грех способен разрушить жизнь на нашей планете.

Мы живем в особое время. XXI век, люди стали другими, философия стала другой, наука и техника бурно развиваются. Но как важно, чтобы в этих условиях бытия общества и человека, абсолютно отличных от прошлого, люди верующие стремились сохранить свою веру! А Церковь и духовенство должны сохранять мотивацию, чтобы проповедовать слово Божие, но так, чтобы это задевало человеческие души, чтобы люди понимали, что это — проповедь о жизни. И не только о жизни будущего века, хотя в первую очередь об этом, но и о жизни здесь, на земле, о человеческом счастье, о благополучии, о способности рода человеческого к самосохранению. В этом миссия Церкви, и эта миссия действительно переходит через всякие политические и национальные границы.

Церковь должна провозглашать Божию правду о мире, о человеке, говорить о том, что именно грех — самая страшная опасность для личности, общества, государства и всей планеты. Мы как Церковь должны осознавать ответственность за каждого верующего человека и осознавать также глобальную ответственность, молиться и трудиться, чтобы зло не распространялось в нашей стране, среди нашего народа и чтобы Отечество наше, отмеченное особой историей, было способно духовно влиять на все, что в мире происходит.

Сегодня, благодаря изменению отношений между Церковью и государством, у нас действительно появляются большие возможности. Церковь может говорить настолько громко, чтобы нас слышали и люди малорелигиозные, и совсем нерелигиозные, и даже те, кто пребывает далеко за пределами нашего Отечества. Наша традиционная мистика, традиционная аскетика сфокусированы прежде всего на личность, и это правильно. Но через опыт личной жизни во Христе мы можем и должны распространять свет Христов вокруг себя и молиться не только о себе, но и о стране нашей, о народе нашем, а у кого хватает сил — вообще о всем Божием творении. Чтобы Господь снизошел к слабостям и грехам нашим и даровал миру жизнь, дал всем нам возможность, сохраняя в сердце веру и надежду на спасение, таким образом осуществлять свое христианское призвание, дабы не только душа наша получила оправдание на Страшном Суде, но и мир уверовал. И да поможет нам Господь именно так, а не иначе, осуществлять свое христианское призвание. Аминь.

patriarchia.ru