42
Патриаршая проповедь в среду первой седмицы Великого поста после великого повечерия в Донском монастыре г. Москвы

Вечером 20 марта 2024 года, в среду первой седмицы Великого поста, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил великое повечерие с чтением Великого покаянного канона прп. Андрея Критского в Донском ставропигиальном монастыре г. Москвы. По окончании богослужения Святейший Владыка произнес проповедь.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В течение Великого поста Церковь предлагает нам совершенно определенные средства, для того чтобы изменить свою жизнь к лучшему, укрепиться в вере, благочестии, доброделании. Прежде всего, конечно, богослужение. Ведь обычно мы не каждый день ходим в храм, а вот на первой неделе Великого поста большинство православных христиан посещает храм ежедневно. Мы чаще причащаемся, стараемся не пропускать воскресные богослужения — другими словами, наша религиозная жизнь становится более интенсивной, и это не может не отражаться благоприятно на наших поступках и на наших мыслях.

Вот о мыслях мне и хотелось бы поговорить. Есть замечательные слова в Пространном катихизисе митрополита Московского Филарета: вера начинается в разуме, хотя принадлежит сердцу. Это очень точная формула. Святитель Филарет писал свой катехизис в те времена, когда в православной России стали развиваться рационалистические и материалистические убеждения, когда многие, опираясь на свой разум, стали отходить от Православной Церкви. Поэтому святитель и подчеркнул значение разума, ведь для того чтобы верить в Бога, нужно голову подключать, нужно опираться на свой разум, искать определенные доказательства, анализировать свою жизнь или, если угодно, историю рода человеческого — с тем чтобы разумно прийти к убеждению в существовании Господа.

Но слова святителя свидетельствуют еще и о том, что разум, ввиду многих перемен в жизни каждого человека, не может постоянно удерживать религиозное чувство, если оно остается только на рациональном уровне. Вера начинается в разуме, но принадлежит сердцу. Если же этого перехода нет, если мы верим философски, с точки зрения неких убеждений и логических доказательств, но сердце наше не охвачено верой, то такая умозрительная, философская вера очень непрочна. Ведь мы знаем, как русская интеллигенция растеряла свою веру — у нас были и философы, и мыслители, но пришла другая власть, началось воздействие на сознание людей, и многие от веры отказались, потому что не была крепкой вера, которая основывалась только на разуме.

Что же происходит с человеком, когда вера, возникшая в разуме, переходит в сердце? Мы обладаем разными органами чувств, но есть одно чувство, которое плохо описано в науке. Собственно, оно и не является чувством с научной точки зрения, хотя каждый убежден в его реальности. Я говорю о чувстве, которое испытывает сердце человека. Например, мать сидит дома, ребенок побежал гулять, и вдруг у нее сердце заныло. Она чувствует: случилось что-то плохое. Одевается, бежит и находит ребенка в каких-то стесненных или даже трагических обстоятельствах. Что же пробудило в ней тревогу? Не разум, не зрение, не слух, а чувства, отобразившиеся в ее сердце, в учащенном пульсе.

Еще раз хочу процитировать замечательные слова святителя Филарета: вера начинается в разуме, хотя принадлежит сердцу. Очень важно, чтобы к ним прислушались современные люди, многие из которых приходят к вере в Бога рационально, в том числе на основании размышлений об истории рода человеческого, истории нашей страны или о том, что сегодня происходит с цивилизацией, о всех этих бесконечных кризисах, порожденных человеческим грехом. Всё это очень часто убеждает людей в том, что есть высшая сила, но также и темная сила, а иначе как можно было бы объяснить многие безумства человеческие? Эти рациональные суждения необходимы, но они не являются достаточно надежными, потому что, если человек верит в Бога лишь рационально, то, сталкиваясь с некими аргументами, которые ставят под сомнение бытие Божие, он может ими увлечься. Но это никогда не произойдет с человеком, который поверил в Господа разумно, и вера стала его жизнью, самым главным и самым сильным чувством.

Церковь как раз и предлагает, чтобы люди современные перевели религиозные убеждения из сферы разума в сферу чувств. И если это происходит, человек становится очень сильным в вере. Мученики не отрекались от веры и шли на страдания за Господа не потому, что у них были убедительные рациональные аргументы. Никто не вспоминал ни о каких аргументах, когда христиан обмазывали смолой, подвешивали на столбы и поджигали. Но ведь никто не отказывался от Господа, если чувства были очень сильные, вера была очень сильная — настолько, что охватывала все существо человека и он просто не мог отречься от Господа.

Но и в наше время мы должны иметь живой опыт переживания божественного присутствия в нашей жизни. А происходит это тогда, когда в ответ на нашу молитву мы что-то получаем. Иногда люди отмахиваются и говорят: «это стечение обстоятельств». Действительно, те, кто был воспитан под воздействием атеистических идей, с трудом отказываются от своих убеждений, даже когда лицом к лицу сталкиваются с Божиим чудом. Но вера, которая начинается в разуме, должна обязательно переходить в сердце. Собственно в этом задача Церкви, задача пастыря, да и каждого верующего. Надо, чтобы именно в сердце хранилась вера. Ведь сердце –  это удивительный орган. Если сердце останавливается, человек умирает. Заведенное во чреве матери, сердце работает без остановки, это почти вечный двигатель. Только вдуматься: до 70, аще в силах до 80 и даже 100 лет этот орган работает без остановки. И всякие объяснения невероятной силы сердца не убеждают человека, пока не подключишь религиозную аргументацию и не поймешь, что это Господь завел сердце и оно остановится тогда, когда Господу будет угодно.

Другими словами, наши размышления о жизни, об обстоятельствах, которыми сопровождается наше бытие, о плохом и хорошем, с которым мы сталкиваемся, мы всегда должны пропускать через наши религиозные убеждения. Наша вера должна быть критерием оценки того, что происходит в мире, в обществе, в отношениях между людьми. Но в первую очередь именно вера должна быть главным фактором, определяющим мотивацию наших жизненных поступков.

Без такой веры — разумной, связанной с очень твердыми убеждениями, с готовностью ее защищать — современный человек не сможет сохранить свою религиозность. И примеров тому очень много. Некоторые интеллигентные люди говорят: «Я верю, но в церковь не хожу». Такая вера — абстрактная, на уровне общих размышлений, — или, точнее, такое безверие не спасительно. Спасительна только та вера, которая укрепляет человека на жизненном пути, ограждает его от грехов и ошибок, которая живет в его разуме и его сердце.

Поэтому каждый верующий не должен быть безразличен к тому, что происходит в его сознании. Каждый из нас сталкивается с некими вызовами, будь то идеологические, философские, бытовые, культурные. И если некоторые из них порождают сомнения в нашем сознании, то мы не должны с этим мириться, мы должны их искоренять. Для этого нужно читать соответствующую литературу, иметь общение с духовником, а духовник должен быть достаточно подготовленным, образованным не только богословски, с тем чтобы уметь убеждать современных людей. Поэтому я не понимаю, как могут иные наши монахи говорить: «А мне не нужно образование». Если тебе не нужно образование, то не иди служить в храм, иди в пещеру, в лес, и там спасайся. Но если ты дерзаешь встречаться на исповеди один на один с современным человеком, изволь сам быть образованным, хорошо знать, чем живут современные люди, с тем чтобы у тебя было ясное понимание того, как ты можешь помочь человеку, если вдруг сомнения вошли в его сознание. Помочь не воспроизведением штампов, а живыми словами, способными убедить, а значит, спасти человека.

Все эти мысли приходят на ум в дни Великого поста, потому что, действительно, пост — это особое время размышлений. Размышлений о жизни, о том, что для нас важно и что менее важно, что для нас самое главное и сколько внимания мы этому самому главному уделяем.

Нельзя пропустить дни Святой Четыредесятницы, но нельзя просто отстоять на службе, уйти и все забыть. Мы должны постоянно оставаться в атмосфере этих замечательных спасительных дней, мы должны больше читать Священное Писание и, если есть возможность, творения святых отцов. К сожалению, не всегда святоотеческие тексты понятны и убедительны для современного человека, но есть много хороших умных книг, написанных богословами нашего времени, которые помогают разобраться в вопросах, нередко возникающих у наших верующих. Другими словами, Святая Четыредесятница — это время молитвы, время воздержания, время поразмыслить и о своей вере, и о своей жизни, а через эти размышления, через молитву в храме, через причащение Святых Христовых Таин укрепиться в мысли о том, что мы на единственно правильном пути, который открывает нам перспективу общения с Самим Богом, Творцом, Спасителем и Судией нашим.

Да помогает всем нам Господь и в молитве, и в мыслях, и в трудах спасительно провести дни Святой Четыредесятницы. Храни вас Господь. Аминь.

patriarchia.ru