279

25 апреля 2021 года, в праздник Входа Господня в Иерусалим, совершил Божественную литургию в Михаило-Клопском монастыре. Накануне вечером владыка возглавил всенощное бдение в Софийском соборе.

По окончании Литургии владыка обратился к молящимся со словом: «Сегодня Церковь вспоминает событие из последних дней жизни Господа Иисуса Христа, когда при общем ликовании учеников и народа Спаситель, сидя на молодом осле, вошёл в Иерусалим. Та неизреченная радость, которая объяла людей, даже маленьких детей, которые встречали Христа с ветвями пальмы и возглашали: «Осанна Сыну Давидову», - конечно же объясняется не тем, что они встречали Спасителя, Который идёт для того, чтобы отдать свою жизнь за жизнь мира. Они все думали, что это земной царь, который вступает в Иерусалим и займёт трон царя Давида, что Он освободит народ от римских поработителей. В Священном Писании, начиная ещё с изгнания из рая, когда Господь даёт первым людям обетование, что семя жены сотрёт главу змия, и в последующих обетованиях, данных патриархам и праведникам Ветхого Завета, содержалось обещание пришествия Спасителя.

Множество мест есть у пророков, особенно у Исаии, где говорится, что Он родится от Девы, что Мессия будет страждущим отроком, то есть служителем Господним. Но к тому времени в сознании народа иудейского ожидание будущего Мессии оформилось в представлении о земном царстве. Именно такого царя они готовы были увидеть во Христе, царя, который доставит им земное могущество, победит всех врагов и установит царство Израиля над всем миром. Когда же они поняли, что Он этого не собирается делать, что Он Царь совсем в другом смысле, то их озлобление и привело Господа на Крест. В этом, конечно, трагедия не только народа Израильского, но всех людей, которые ищут от Христа для себя только чего-то в земной жизни. Люди веками обращались к богу или к богам, к небесам, и просили себе удачи в делах, благословения в охоте, богатства, здоровья. Если мы в своих молитвах к Богу только об этом и говорим, то мы лишь формально отличаемся от каких-то язычников, которые также надеются на своих богов.

Но Христос, вступающий в Иерусалим, Который начинает скорбный путь, ведущий Его на Крест, не обещал Своим последователям земной славы, удачи, здоровья и счастья. Он говорил о блаженстве, но о блаженстве совсем в другом смысле, говорил о радости, которая ожидает всех верных Ему, но эта радость не имеет ничего общего с земными представлениями об удовольствиях и богатстве. Подчас мы забываем об этом, мы то думаем, что мы не такие, как иудеи, истинно верим во Христа. Они не приняли Спасителя, а мы Его принимаем, мы члены истинной Православной Церкви, но задумаемся: о чём наши молитвы? Если вот о том же самом, о земном: как нам получше устроиться в этом мире, то мы не туда обращаем эти молитвы. Господь, распятый на Кресте, раскинувший руки, чтобы объять весь мир, даёт нам нечто большее. Не будем размениваться по мелочам и требовать у Бога исполнения своих просьб так, как будто бы не существует жизни вечной. Он жизнь Свою положил ради вечной жизни каждого из нас, так не будем же постоянно находиться в этой суете и требовать у Бога: дай что-то мне для земной жизни. Вместо этого последуем лучше с благодарностью за Христом.

Мы вступаем в дни Страстной недели и будем разделять с Господом последние дни Его на земле, вплоть до Креста, но и вплоть до Воскресения. Этим самым Церковь научает нас следованию за Христом скорбным путем, напоминает нам, прежде всего, о том, что Спаситель Сам отдал Свою душу ради каждого из нас. И, если бы потребовалось, Он повторил бы это для того, чтобы спасение воссияло всему миру. Также Церковь напоминает нам о том, что взятие под стражу, страдания и Крест - это не какая-то трагическая, нелепейшая случайность, это Божий замысел о спасении всего мира. Господь, воскресивший праведного Лазаря, уже дал образ Своего Воскресения и дал понять, что Он, Христос, есть Владыка жизни и смерти. Он добровольно идёт на страдания, чтобы в конечном итоге Своей смертью попрать нашу смерть, попрать сам ад, и Воскресением Своим даровать нам всем жизнь вечную».

Затем было совершено славление перед иконой праздника и заупокойная лития на монастырском кладбище.