139

Есть на земле уникальные места. Одно из них – деревня Федора Конюхова. Сегодня много говорится о возрождении глубинки. Но какой ей быть?

Коттеджные поселки безжизненны, а старинным селам в эпоху мегаполисов зачастую просто нечем жить. Знаменитый путешественник, художник, священник – человек дела Федор Конюхов создал свой проект, не похожий ни на что существующее.

В Заокском районе Тульской области, в местах, где в советское время был биосферный заповедник, отец Федор основал свою «деревню для друзей».

«Джек Лондон мечтал построить “Дом для друзей”, – рассказывает отец Федор. – И я давно мечтал о том же. У меня много друзей, одного дома им было бы мало. И я построил деревню. Сейчас у нас 101 дом, будет больше».

Здесь селятся друзья отца Федора, путешественники, художники, поэты – единомышленники. А приехать в гости могут все желающие.

 

Все улицы в деревне названы в честь путешественников: Миклухо-Маклая, Крузенштерна, Кусто – всего 46 улиц… Со временем в деревне будет построена гостиница, а пока тут можно остановиться с палатками. Планируется открыть школу для ребятишек из окрестных сел. Обустраивается картинная галерея. Но главное в деревне Федора Конюхова – это храмы и часовни! На сегодня здесь два действующих храма и два строящихся, около 30 часовен, а всего их планируется возвести около ста. Жители деревни и все, кому близко это начинание, возводят здесь часовни в честь своих любимых святых.

«Часовенка – это место, куда можно зайти и помолиться в уединении. Подумать о жизни. Поэтому она не должна быть большой, – размышляет отец Федор. – Я построил часовню в честь святого Феодора Стратилата, своего небесного покровителя. Великомученик Феодор Стратилат был небесным покровителем русского адмирала Федора Ушакова. Получается, что, когда праведный адмирал Феодор был прославлен в лике святых, моим покровителем стал и он. И я построил часовню в его честь. Моя матушка, супруга, крещена в честь великомученицы Ирины – и, конечно, я построил часовню в честь этой святой».

Есть в деревне и часовни в честь малоизвестных угодников Божиих. Одна из них – в память преподобного Варлаама Керетского, подвижника Русского Севера, покровителя моряков. Ее строит Оскар Конюхов – старший сын о. Федора, организатор его путешествий и сам увлеченный путешественник. Житие преподобного Варлаама было непростым. По вражьему наваждению убив собственную жену, он получил от духовника – преподобного Феодорита Кольского – суровую и необычную епитимию. Долгое время в весельной лодке Варлаам плавал по ледяному Белому морю вдоль берегов Кольского полуострова. Пока не истек срок епитимии, ветер был противным, а море – бурным. Но душа Варлаама очистилась и освятилась благодатью, и в знак прощения небо просветлело, как и его сердце.

Путешествия для отца Федора – род аскезы. Каждый взмах весел – с Иисусовой молитвой

Первый из храмов в деревне Федора Конюхова посвящен святителю Николаю Мыс-Горнскому. Мыс Горн – одна из самых опасных точек в мировом океане. Близ него потерпело крушение множество судов. Отец Федор, проплывая в этих местах, не раз горячо молился святителю Николаю о помощи. А потом – написал его икону с корабликом в руках. Образ так и назвали «Святитель Николай Мыс-Горнский». Это вполне соответствует православной традиции: всем известен образ Николы Можайского, держащего церковку – символ храма, который он защитил. У храма стоит изваяние главы святителя Николая. Эту скульптуру тоже создал отец Феодор. Когда он успевает не только путешествовать, но и писать книги, картины (большинство из которых весьма масштабны), ваять?.. И конечно, служить Богу и молиться. Путешествия для отца Федора – род аскезы. Это роднит его с древними иноками-подвижниками православной тогда еще Ирландии. Каждый взмах весел – с Иисусовой молитвой. Уединение и опасность помогают обращенности к Богу.

Второй храм в деревне посвящен священномученику Николаю Конюхову – дедушке отца Феодора.

«У меня в роду шестеро святых: дедушка, дедушкин брат, тетя Матрона Конюхова, двоюродный дедушкин брат…»

Священномученик Николай Конюхов служил в Пермском крае. Любимого народом протоиерея большевики взяли в заложники и жестоко казнили: по одним сведениям расстреляли, по другим – поливали водой на морозе, пока он не заледенел. Отец Федор написал и его икону – тоже с кораблем в руках. В память о том, как в своих путешествиях по бурным морям он молился святому пращуру о заступничестве пред Богом. Перечислим и других убиенных за веру предков о. Феодора. Протоиерей Павел Конюхов – скончался в заключении в 1930-е годы. Священник Петр Семенович Конюхов – арестован в 1927 году, умер в тюрьме. Священник Петр Севастьянович Конюхов – расстрелян. Священник Симеон Конюхов – расстрелян после пыток и издевательств.

А еще в деревне Федора Конюхова строится первый в центральной части России храм в честь преподобного Гавриила (Ургебадзе) – удивительного грузинского святого, практически нашего современника. Отец Гавриил скончался в 1995 году, а уже в 2012-м был прославлен – столь велико было его почитание в верующем народе, столько чудес свершилось по его молитвам, а главное – столь светел его духовный облик, его любовь и подвижничество. С молитвой к преподобному Гавриилу в жизни о. Федора было связано чудо милости Божией. В 2018 году, отправляясь в одиночное путешествие на весельной лодке «Акрос» от Новой Зеландии к мысу Горн, о. Феодор больше месяца не мог стартовать: не позволяла погода. Океан капризен и суров, диктует свои условия. На время томительного ожидания пришелся и день преподобного Гавриила (Ургебадзе) – 2 ноября. Путешественник горячо молился ему о помощи и благословении. Наконец, 6 декабря, старт состоялся. 154-дневное путешествие оказалось более чем непростым – и, преодолевая опасности, о. Федор снова молился преподобному Гавриилу. Вот как он рассказывал об этом:

«Мне сообщили, что подходит ураган. Ураган – это больше, чем 12-балльный шторм. Старший сын Оскар курирует мои путешествия с берега. Он сообщил, что в ураганы такой силы я еще не попадал. Мне, конечно, стало не по себе. Я стал молиться преподобному Гавриилу о помощи. Слава Богу, ураган сменил свое направление и прошел стороной; меня задел лишь шторм, который лодка выдержала. Тогда, в благодарность за эту чудесную помощь, я и решил построить храм в честь преподобного Гавриила».

Храм строится всем миром: средства на него собирает православный благотворительный фонд Архангела Михаила, а жертвуют люди со всей России. Помощь на храм «мама Габриэли», как с любовью называют прп. Гавриила в Грузии, приходит и из этой солнечной страны. Воистину, международный проект, объединяющий людей и народы поверх политических нестроений и бурь! Уже возведено церковное здание, решенное в стилистике грузинской архитектуры. Этой осенью состоялось торжественное поднятие креста на его остроконечный купол. Теперь же идет сбор средств на мозаичные образы преподобного Гавриила и праведного адмирала Феодора Ушакова, которые украсят церковный фасад. Отец Федор поделился, что для него значит преподобный Гавриил:

«Когда ты смотришь на икону батюшки Гавриила (Ургебадзе) – чувствуешь, что от него исходит любовь. Он был человек любви. Так же, как наша матушка Матрона Московская. Когда говоришь о них, хочется улыбаться, хочется любить. У нас дома всегда были иконы. Я в детстве балованный был. Помню, мальчишкой смотришь на образ Господа Иисуса Христа – страшно, как потом на флоте перед адмиралом. На Матерь Божию смотришь – стыдно за свои грехи. А на святителя Николая посмотришь – и хочется улыбаться, как будто он тебе друг. Вот и глядя на образ прп. Гавриила, хочется улыбаться».

После освящения храма нам удалось побеседовать с отцом Федором.

– Батюшка, сколько храмов вы построили за свою жизнь?

– Я с 1992 года безостановочно строю. До этой деревни я построил 19 часовен и 4 храма. А здесь у нас уже 30 часовен и 4 церкви. Я строил храмы и на Чукотке, и в Миассе (Челябинская область), и на Украине, и в дальнем зарубежье. Самую первую часовню возвел в Находке, в Бухте Врангеля в 1992 году, вернувшись из плавания. Я хотел посвятить ее святителю Николаю. Но отправился к старцу Науму, и он благословил освятить часовню в честь прп. Сергия Радонежского. Я люблю строить. А строить храм интересно, не то, что дом для себя. Когда строишь храм или часовню, ты что-то отдаешь – и не знаешь, будет ли там благодать, присутствие Бога, святого, пойдут ли туда люди. Так же, как когда вешаешь скворечник, не знаешь, поселятся ли там птицы. Но наше дело – строить.

– Вы много путешествовали и по миру, и по России. Из дальних странствий тянет на Родину?

Можно все привести в благополучие, но если духовности не будет, то все рассыплется

– Конечно! Я много ездил по миру, бывал во многих странах. Страны красивые, люди в них хорошие. Природа красивая. Но чего-то не хватает. Чего? – Духовности. А когда приезжаешь в Россию, смотришь: тут что-то не так, там – зато стоит часовенка, храм старый, перекошенный, березка, поле… Духовность! Можно все привести в благополучие, но, если духовности не будет, без нее все рассыплется. Когда я летел на воздушном шаре от Белого моря к Черному, то видел внизу множество золотых куполов. А где-то и разрушенные храмы. И восстанавливающиеся, строящиеся. В Европе сейчас храмы не строят, действующие – и то пустеют, и их передают на мирские нужды. А у нас храмы строятся. Этим Россия и сильна.

– Путешествия – это прежде всего путь к себе и к Богу. Вы нашли путь к себе?

– Что вы, я еще грешен, я не нашел путь к себе. Ведь путь к себе – это путь к Богу. Чтобы узреть Господа Бога, надо многое пережить, много испытать. Я еще не узрел Бога.

– Путь к Богу – это покаяние?

– Надо думать не только о больших грехах, но и о маленьких. Большой грех видимый, в нем покаешься, и Бог тебя простит. А малый грех: обидеть кого-то словом, обмануть по мелочи – в нем и не покаешься. У меня грехов очень много. Говорят, перед кончиной вспомнится самое главное. Помню, в 2012 году я спускался с Эвереста, тропка узкая, а сбоку обрыв в «трупосборник» – так называется это место, пропасть как воронка. Где бы ты ни сорвался, летишь туда. Там уже человек 130 лежит, и достать их невозможно. Я иду, бах – и сорвался. Повис на веревке. Пролетел метров 10. И за эти 2 секунды мне не вспомнились ни мама, ни папа, ни жена… только ласточка! В детстве с братом Павликом мы били из рогатки воробьев и жарили их на костре. Время было голодное. А ласточку бить было строго запрещено. Но я случайно попал в нее. Мы испугались, похоронили птичку, дома не говорили. Потом я в этом исповедовался. И вот – эта ласточка вспомнилась мне на грани жизни и смерти!

***

В деревне Федора Конюхова трепетно берегут природу

В деревне Федора Конюхова трепетно берегут природу. Здесь можно увидеть стенды с трогательной надписью:

«Братья и сестры! Жители деревни Федора Конюхова! С 16 мая по 16 октября каждого года двери всех часовен и храмов должны быть открыты круглосуточно для гнездилищ птиц ласточек».

Вот такая забота! Здесь кругом скворечники – их даже больше, чем часовен, целых 800! Отец Федор говорит:

«Я как пенсионер с каждой своей пенсии покупаю белочек и выпускаю в лес. А тех, кто хочет подарить мне подарок, прошу дарить скворечники. Сейчас у нас их уже около 800».

Отец Федор отгородил часть леса – здесь по-прежнему биосферный заповедник, где нельзя не только развести костер, но даже сорвать цветок, ягоду или гриб. Такие места нетронутой природы очень нужны. Как и места, где можно помолиться и подумать в тишине, на время прервав суматошный бег по жизни. Такова деревня Федора Конюхова.

Алина Сергейчук

pravoslavie.ru