209

митрофорный протоиерей Павел Беляев 

(Павел Евгеньевич Беляев, 1877 -1937)

служил в Новгородской епархии 1906 -1937

      

Последний настоятель Софийского собора – новомученик протоиерей Павел Беляев.

Родился 19 августа 1877 года в многодетной семье священника Евгения Беляева, служившего в селе Городище Белозерского уезда Новгородского губернии.

В 1898 окончил Новгородскую духовную семинарию по первому разряду и в том же году назначен на должность надзирателя за учащимися при НДС.

Затем переведен на ту же должность в Новгородское Здание НДУ, где преподавал русский язык.

Рукоположен в сан священника 15 сентября 1902 года к церкви святого благоверного князя Александра Невского села Слутка Новгородского уезда.

Законоучитель в Станодворской (1903 - 1906) и Горской (1905-1906) сельских школах грамоты.

В 1906 году переведен в новгородский храм Успения на Торгу

В Новгороде о. Павел кроме священнического служения занимает различные церковно-общественные должности, такие, как член Новгородского уездного отделения епархиальных училищ и совета, с возложением обязанностей казначея (1907).

Эконом Новгородского духовного училища (1908).

Депутат на общеепархиальном съезде духовенства и церковных старост (1914). Председатель правления епархиального свечного завода. Помощник благочинного 2-го Новгородского округа (1917).

За свое ревностное служение на ниве Христовой протоиерей Павел Беляев имел многие церковные награды:

набедренник (1905),

скуфью (1908),

серебряную медаль на Владимирской ленте в память 25-летия церковно-приходских школ (1909)

камилавку (1912).

наперсным крестом с украшением, саном протоиерея, палицей, правом ношения митры.

В 1920 году, после кончины настоятеля Знаменского собора протоиерея Анатолия Конкордина о. Павел назначается на его место. Но недолго служит он в старинном Знаменском соборе.

В 1925 году собор заняли обновленцы, и батюшка был вынужден уйти в маленькую церковь апостола Филиппа, приписанную к собору.

В начале 1928 года указом архиепископа Хутынского Алексия (Симанского) протоиерей Павел становится настоятелем Софийского кафедрального собора города Новгорода.

В мае следующего года собор Святой Софии был закрыт,

и батюшка переходит настоятелем к храму святого великомученика Георгия на Торгу.

10 апреля 1933 года о. Павла впервые арестовали по делу о «Трудовом братстве»,

и 19 мая приговорили к 3 годам ссылки в Архангельскую область.

В 1934 году его освободили по инвалидности (ревмокардит сердца).

 После ссылки отец протоиерей служил в церкви Успения Божией Матери в с. Погост-Сабле  Батецкого района (1934 -1936),

затем в храме святителя Николая Чудотворца села Белая Гора Новгородского района (1936 – 1937).. Ночью 29 ноября 1937 года о. Павла снова арестовали. 15 декабря заседанием Тройки НКВД его приговорили к расстрелу. Протоиерей Павел Беляев расстрелян 4 января 1938 года в городе Новгороде.                                                 

Источник: перейти на сайт 

            

Отец Евгений Иванович Беляев                           мать Агния Глебовна Беляева (Белоликова)

 

В марте 1992 года я, наконец, смогла познакомиться со следственным дедом своего деда Павла Евгеньевича Беляева. Он был последним настоятелем Софийского собора. Наша семья и раньше делала запросы о его судьбе. Нам отвечали, что он умер в одном из отдаленных лагерей 13 февраля 1943 года... На самом деле дедушка был приговорен особой тройкой УНКВД ЛО от 15.12.1937 г. к высшей мере наказания – расстрелу. Вместе с ним было расстреляно 16 новгородцев, в том числе священнослужители, проходившие до делу об антисоветской деятельности - ко­нечно сфабрикованному, конечно фальшивому. 4 января 1938 го­да приговор был приведен в исполнение…

     Трудно писать о том, что я чувствовала, читая эти документы, видя в них подпись родного человека, о котором в нашей семье было столько трепетных воспоминаний.

     Павел Евгеньевич родился 19(31) августа 1877 г. в се­ле Городище, лежащем на реке Мегра, Белозерского уезда Нов­городской губернии и находившегося к северо-западу в шести вер­стах от г. Белозерска.

     Отец его, мой прадед, Евгений Беляев (1839 – 1905 гг.) был священником в этом селе, в котором находилось 2 храма: каменный Никольский 1808 г.(взорван в 1930 г.) и деревянный Димитрия Солунского 1793 г.(сожжен до войны). Сельское духо­венство, особенно Белозерского уезда, жило крайне бедно. Са­ма земля была плохой и неплодородной. Все давалось с большим трудом. А прадед, наряду с церковными делами, должен был за­ниматься и сельским хозяйством: сам сеял и обеспечивал про­дуктами свою большую семью - 7 сыновей и 3 дочери. Умер пра­дед Евгений 66 лет от роду на Пасху 17 апреля 1900 г., почув­ствовав себя плохо в церкви во время службы и успев сказать: "пусть поют". Место отца после его смерти занял старший сын священник Виктор Евгеньевич Беляев.

     Пятеро сыновей отца Евгения - Виктор, Александр, Владимир, Федор и Павел - стали позднее священнослужителями, и на­ша семья хранит их старинные фотографии (мама в 1941 г. взяла в эвакуацию только Казанскую икону Божьей Матери,  Библию свое­го отца, старинную скатерть из красного бархата, большой са­мовар и фотографии семьи). Сын Иван стал генералом и проживал в Москве, Василий служил чиновником. Дед был последним сыном в семье.

     Павел Беляев приехал учиться в Новгородскую Духовную се­минарию и окончил ее в 1898 г., пройдя полный курс учения со званием студента. Был определен надзирателем за учениками той же семинарии 10 июня 1898 г, а 3 ноября того же года перемещен на ту же должность в Новгородское Духовное училище. С 14 марта 1899 г. он надзиратель за учениками, состоящими в Архиерейском хоре. Резолюцией Его Высокопреосвященства утвержден в должности учителя русского языка в 1 классе Нов­городского Духовного Училища. В апреле 1902 г. он рукоположен в сан священника к Александро-Невской церкви в селе Слутка Новгородского уезда. В августе 1906 г. переведен в церковь Успения Божьей Матери на Торгу в Новгород. Занимал различные посты: член строительной комиссии по капитальному ремонту в Успенской церкви (1906 г.), два трехлетия был окружным депутатом по гражданским делам (1907 -1912 гг.), депутатом на общеепархиальном съезде духовенства и церковных старост в 1914 г. В его послужном списке в разные годы значатся посты: Председателя Правления Епархиального Свечного завода по ул. Легощей; заведующего Станодворской (1903 г.) и Горской (1905 г.) школами грамоты; члена Новгородского Уездного Отделения Епархиальных училищ и Совета с возло­жением обязанностей казначея отделения (1906-1907 гг.); эконома Нов­городского Духовного училища (1908 г.); законоучителя 6-го приходского женского и Слутского начального училищ (1912 г.). Был он и лазаретным священником при Новгородском лазарете общеземского союза. Награжден набедренником (2 апреля 1905 г.), скуфьей ( 22 апреля 1908 г.), камилавкой (6 мая 1912 г.), наперсным крестом от Св. Си­нода (1917 г.). Как член отделения Училищного Совета имел се­ребряную медаль на Владимирской ленте в память 25-летия церковно-приходских школ (29 мая 1909 г.)

     Дедушка женился в Новгороде на Вере Ивановне Миловидовой (8.04.1883 – 23.03.1958 гг.), дочери священника Иоанна Африкановича Миловидова (1854-1916 гг.), который прослужил около 36 лет в Лазаревской церкви села Ямок Новгородского уезда на Ильмене в Поозерье. У бабушки и дедушки Беляевых было 7 детей, из кото­рых в живых остались только 2 дочери. Моя мама, Беляева Екатери­на Павловна жива, испытав многотрудную и сложную жизнь русской женщины с массой переживаний, страданий, болезней, радостей, хлопот и забот, смогла мне многое передать и рассказать об истории нашей семьи и рода Беляевых.

     Свыше 10 лет прослужил дедушка в церкви Успения на Торгу. дока не был назначен настоятелем Знаменского собора в Новгороде. После занятия Знаменского собора «обновленцами» он некоторое вре­мя служил в церкви Филиппа Апостола. И вот в конце 20-х годов стал настоятелем Софийского собора, уже будучи митрофорным про­тоиереем. Эти годи мама вспоминает как особенно счастливые. Ей было тогда около 13 лет и дед разрешал ей звонить в колокол в южном проеме Софийской звонницы. Был такой случай - маму оста­вили звонить одну на звоннице, и она устала настолько, что ког­да звонари пришли трезвонить, она лежала без сил под колоколом. Дед любил дорожку с южной стороны Входоиерусалимского Храма, где он служил, а по дорожке часто гулял. Павел Евгеньевич очень любил Новгород и Софийский собор, Новгородский край.

     В 1929 году коммунисты закрыли Софийский собор, и отец Павел с 1931 г. стал служить в церкви Георгия на Торгу. 20 апреля 1933 г. он был арестован в первый раз (следственное дело в отношении Новгородского об­щества любителей древностей) и выслан на 3 года в Архангель­скую область, где варил олифу. Но в 1934 г. по состоянию здо­ровья (ревмокардит сердца) его выпустили и он стал служить в храме на погосте Саблё Батецкого района, действующем и поныне. Трудное эта било для семьи время.

     С осени 1936 г. он был священникам в церкви села Белая Гора Новгородского района (после смерти священника Назарецкого). Оттуда и был взят 29 ноября 1937 г. Его арестовали ночью после одиннадцати обысков. У него не было найдено ничего, т.к. вообще нечего было брать. Мама вспоминает до сих пор, как он стоял б тюрьме и смотрел на семью из окна. Следственное дело об антисоветской деятельности группы 17 новгородцев-священнослужителей Смирнова И.Е., Беляева П.Е. и других было сфальсифицировано, сфабриковано из фальшивых показаний и клеветы и направлено на рассмотрение особой Тройки УНКВД по Ленинградской области. Беляев П.Е. был приговорен особой Тройкой УНКВД ЛО №230 от 15.12.1937 г. к высшей мере наказания – расстрелу.

     Дом деда на ул. Лассаля, 45 (позже – Кировская, а ныне – ул. Михайлова) отняли у семьи еще в ноябре 1932 г. На допросе он сказал, что сдал его добровольно в Коммунотдел, но что это за добровольность, сегодня хорош известно. Мама была свидетелем разгрома уникальной библиотека деда и жуткого проникнове­ния в дом чужих людей в сапогах. К сожалению дом этот сгорел в отечественную войну.

     Внешне дедушка Павел Евгеньевич был солидным - высокого роста, с окладистой бородой и большим лбом, по характеру - строгий, но одновременно и добрый. Был он хотя и вспыльчив, но очень отходчив, любил детей и страшно пережил смерть своих пятерых детей, особенно первенца Бориса, которого потеряли в 2,5 года от дифтерита. Очень любил он землю, природу, рыбалку, ловил судаков и лещей около старого моста и в Малом Волховце. Великий труженик, летом он занимался сенокосом, садом и огородом. Дедушка дорожил Новгородскими святынями, очень берег Софийский собор. Многое умел делать, любил переплетать книги, которые у него были в большом порядке. Много читал, знал латынь и грече­ский языки. Проповеди говорил без всяких бумаг, перед ней гото­вил только узенький листочек-план. В семье всегда было много гостей и друзей, так как бабушка с дедушкой были большими хлебо­солами. Двери в доме не закрывались, всегда с радостью пили чай, дед после бани любил выпить до 6 стаканов хорошего креп­кого чая.

     В доме по ул. Лассаля семья деда жила на втором этаже, внизу снимали жилье доктор-терапевт Виноградов Сергей Иванович, монахини Духова монастыря Клавдия и Максимила, семья Вейсман.

     Дедушка дружил со многими священнослужителями: митрополитом Новгородским Арсением /Стадницким/, Викарными епископами: Никитой /Стегов/, Тихоном /Рождественским/, Макарием, архиманд­ритом Юрьева монастыря Сергием, иереями: В.Сперанским, А.Ваучским, М. Твердинским, А.Никифоровскнм, с семьей Передольских, врачами и многими другими. Особенно дружеские отношение связывали деда с будущим Патриархом Алексием I /С.В.Симанским/, который в то время, будучи епископом Тихвинским, жил и служил в Новгороде. Он любил бывать в гостях у Беляевых (с дедом они были одногодки и познакомились через брата Ивана Беляева, с которым учились в Москве), где был желанным гостем и часто ночевал.

     Уже будучи Патриархом Московским и всея Руси, он писал ба­бушке Вере Ивановне Беляевой 4 марта 1945 г.: "Господь даст, после окончания война вернется дорогой отец Павел… Приятно мне было узнать о том, что вы живы и находитесь в безопасности. Буду рад иметь весточки от вас. Посылаю вам свой портрет. Благословение Божие всем вам. Дорогой Новгород, новгородцев, все новгородское - ношу в сердце и всей душой желаю восстановления Новгорода. Храни Вас Господь своею милостью. Всегда помню ваше гостеприимство и доброе отношение ко мне в Новгороде. Искренно преданный А.». Почти всю блокаду Алексий провел в Ленинграде. Мне посчастливилось посетить его в Москве в 1948 г. Более красивого духовно и внешне человека я в жизни не видела. До сих пор храню как оберег, как талисман, как святыню маленькую круглую иконку с образом Бошей Матери, которую он мне прощаясь и благословляя подарил. Мне было 13 лет, когда произошла эта встреча. Память четко хранит этот день, вид большого и красивого кабинета Патриарха с массой икон и прекрасных картин, большим рабочим столом и выходом в сад. Помню, что Патриарх говорил об отце Павле как о проповеднике, который обладал редким даром слова и убеждения.

     Был случай, о котором помнит мама, когда дед из Знаменского собора брал и возил на большой лодке в Клопский монастырь и в Ямок чудотворную икону Божьей матери, а встречал новгородцев на берегу очень нарядный народ. Мужчины, женщины, дети - все стояли на коленях.

     На Рождественском кладбище в Новгороде похоронены 2 брата деда - священники Александр и Владимир Беляевы, их сестра Надежда Евгеньевна Беляева, которая проработала свыше 50 лет учительницей начальных классов в школе № 4, жена отца Павла Вера Ивановна Беляева и их дочь Ольга Павловна Швабович. Обе дочери П.Е.Беляева - Ольга и Екатерина - не смогли поступить ни в одно высшее учебное заведение страны, т.к. были детьми «врага народа». Маму уводили даже из детского сада, где она работала воспитательницей, разрешив работать только посыльной на почте. Позднее мама окончила бухгалтерские курсы и стала хорошим бухгалтером. Ольга Павловна стала экономистом.

Сегодня протоиерей отец Павел Беляев полностью реабилитирован. Он умер не от сердечной недостаточности 13 февраля 1943 г., как сообщала фальшивая справка из НКВД, а был рас­стрелян, как и многие достойные, честные люди того времени.  Но до сих нор не известно, не найдено место расстрела его вместе с 16 другими новгородцами. Где их могила? Где можно преклонить колени и зажечь свечу? Никто пока не может дать ответа. Живут в Новгороде люди, которые еще помнят прекрасного, достойного человека – Павла Евгеньевича Беляева. Он был Личностью.

Брат Священномученик Феодор Беляев Память: 21 октября/ 3 ноября

 

 брат Виктор Евгеньевич

     

брат Александр Евгеньевич

        

                       брат Владимир Евгеньевич      

    сестра Анна Евгеньевна 

  сестра Мария Евгеньевна

     Приношу глубокую благодарность научному сотруднику Новгородского объединенного музея-заповедника Сергею Моисееву за сбор архивных материалов и документов о деде и роде Беляевых.

М.Н.Андрюшихина, заведующая кафедрой иностранных языков Новгородского политехнического института, к.ф.н., доцент.

25 марта 1992 г. (опубликовано в Книге Памяти жертв политических репрессий Новгородской области, Т.II), 

 Источник - сайт Род Белоликовых