209

 

Протоиерей Валентин Слукин

(Слукин Валентин Андреевич 1946 - 2018 )
служба в Новгородской епархии 1972 - 2003

    



Отец Валентин родился в Белорусии в 1946 году в д. Звожанне Богушевского района Витебской обл.
В1969 поступил в Ленинградскую Духовную семинарию
В1973 поступил в Ленинградскую Духовную Академию
1972 рукоположен во диакона митрополитом Никодимом
15.05. 1972 рукоположен во иереи митрополитом Никодимом
12.06. 1972 назначен настоятелем Успенской церкви с. Саблё Батецкого района Новг. обл.
01.10. 1974 назначен священником Преображенской церкви с. Бронницы Новг. района
13. 08. 1984 назначен настоятелем Петропавловского храма г. Валдая Новг обл.
11. 03. 2004 назначен почётным настоятелем в штате клира Петропавловской церки
30.01. 2004 почислен за штат в связи с тяжелой болезнью
Награды:
1973 награждён набедренником митрополитом Николимом
1973 награждён скуфьёй
1976 награждён камилавкой
1977 ко дню окончания Академии награждён наперстным крестом
по предоставлению патриарха Пимена
1980 возведён в сан протоиерея архиепископом Мелитоном по представлению митрополита Антония
1985 награждён палицей митрополитом Антонием
1990 награждён Крестом с Украшениями митрополитом Алексеем
2002 награждён митрополитом Львом Патриаршей Грамотой
в связи с 30 летием пастырского служения
Скончался 05.12. 2018.
Погребён на городском кладбище г. Валдая.

Первое посещение Валдая епископом Львом

 

 

Гуси первыми приветствовали Святейшего Патриарха,

как мы ни старались их отогнать

 

 

 Возложение венков на братском кладбище 1991г

1993г

  

В1992 году по благословению Высокопреосвященнейщего ЛЬВА архиепископа Новгородского и Старорусского, в городе Валдае при Петропавловской церкви возобновились занятия по Закону Божию

 

Пасхальное поздравление от учеников воскресной школы 2000г

Рождественская ёлка 1998 г.

 
Из газеты ВАЛДАЙ от 19 августа 2004 года

Двадцать лет назад в Валдай приехал новый батюшка. Храм в районе был единственный – церковь Петра и Павла на кладбище. Единственный был и священник - Валентин Андреевич Слукин. Эти два десятка лет, когда кто-нибудь говорил «Наш валдайский батюшка», - все понимали, что речь идет именно об отце Валентине.
Он родился далеко от наших мест, в Витебской области, спустя год после войны. Родился в особый день, когда во всех храмах идут торжественные богослужения в честь Сретения Владимирской иконы Божией Матери. Праздник такой же светлый, чистый, как само ощущение, идущее от Владимирской иконы. И я давно заметила, что как от Владимирской иконы идет особый спокойный свет, чистый и ясный, так и от этого человека идет какой-то особый покой, сердечность, мягкость и любовь. Представить его суетящимся, раздраженным, равнодушным, безразличным к людям просто невозможно.
За два десятка лет скольких валдайских детей и взрослых окрестил, скольких венчал, скольких отпел … Так или иначе, наверное, каждая валдайская семья в самые радостные или печальные свои моменты приходила к нему в храм или приводила его в свой дом, доверяя самое сокровенное, внутрисемейное, родовое, скрытое от чужих глаз. А к некоторым он шел сам, шел туда, где больше всего ждали душевного тепла и утешения.
С молитвами, подарками, добрыми словами он отправлялся то в индом «Добывалово», то в индом «Приозерный», то в Короцкую психо-неврологическую больницу. В начале 1990-х гг. он, совместно со своим церковным прихожанином, учителем И. В. Гурьяновым, начинает давать духовные уроки учащимся Валдайской школы-интерната, знакомя детей с Законом Божиим, законом света, добра, любви. Потом духовные беседы проводились в детском доме, социальном приюте. Многие из этих детей в жизни не имели возможности сказать кому-нибудь: «отец», поэтому с особым почтением говорили священнику: «отец … Валентин».
В приюте и детском доме по благословению о. Валентина были созданы специальные церковные уголки. Для их обустройства он купил духовную литературу и иконы. При этом священнике стало традицией устройство праздников крещения воспитанников приюта с предварительной, серьезной подготовкой к этому событию. И традицией стало каждую субботу Светлой недели принимать на причастие в храме приютских детей. А на Рождество Христово валдайский батюшка непременно готовил подарки для воспитанников Валдайской и Любницкой воскресных школ, приюта, детского дома. Совместные детские рождественские праздники в храме и сегодня с особым теплом вспоминают те, кому посчастливилось в них участвовать.
В храме он возглавил работу по сбору гуманитарной помощи беженцам, сиротам, малообеспеченным людям.
В 1990 г. о. Валентин возрождает традицию водосвятия на Валдайском озере. Его трудами ежегодно 9 мая устраивались панихиды на Братском кладбище.
С 1995 г. особой заботой священника становится проведение панихиды на могиле публициста М. О. Меньшикова в день его памяти, 20 сентября, и участие во Всероссийских Меньшиковских чтениях.
Все это не снимало каждодневных трудов по ремонту храма, обустройству территории возле церкви, уходу за могилами священнослужителей. И всегда находились люди, способные понять заботы священника и помочь храму. Ежегодно в храме делалась большая уборка к Пасхе. А после нее о. Валентин обращался к прихожанам с просьбой помочь в ремонте и уборке церкви к престольному празднику. Так батюшка способствовал тому, чтобы храм держался на любви и заботе прихожан, давая возможность им самим обсуждать и решать церковные проблемы.
Из 32 лет его священнического служения, 20 были отданы Валдаю. А до того была учеба в Ленинградской духовной семинарии и духовной академии. С 1972 по 1974 гг. он был настоятелем погоста Саблё Батецкого района. Затем почти 10 лет был вторым священником церкви Преображения Господня в Броннице. В 1984 г. отец Валентин получил назначение в Петропавловскую церковь г. Валдая. Назначение это было для всех совершенно неожиданным, ведь Валдай в Новгородской епархии был на особом счету. В Новгородской области городских действующих храмов было очень мало и назначение в Валдай надо было заслужить. Все недоумевали, как о. Валентин, такой скромный, незаметный, тихий удостоился этого назначения. Потому и удостоился, что, не суетясь, искренне и с любовью, служил Церкви. И к нему, единственному валдайскому священнику, в единственную валдайскую церковь, люди всегда шли с радостью.
А потом началось возрождение Иверского монастыря и Троицкого собора. И это тоже стало его заботой. Он, как единственный валдайский священник, присутствовал при встрече в Валдае патриарха Алексия II, принимая участие в патриарших богослужениях в Петропавловской церкви и Успенском соборе Иверского монастыря. Монастырь был только что передан РПЦ, но в нем не было пока ни наместника, ни братии. Трудностей по обустройству иноческой жизни в Иверском монастыре было много, поэтому о. Стефан, назначенный наместником, шел к о. Валентину за помощью и советом как к главному споручнику в его делах. Вообще к нему шли многие: и монахи, едущие в Петербург из Оптиной пустыни, и паломники, и бывшие жители Валдая, приезжающие на могилы близких и приходящие на старое кладбище и в храм и олицетворяя их с самим Валдаем…
Если заглянуть в архив священника, в альбомы, посвященные храму и воскресной школе, то можно найти много интересных документов и фотографий. Это снимки, сделанные во время встречи в Валдае патриарха Алексия II, это документ, удостоверяющий право ношения креста с украшениями, подписанный митрополитом Ленинградским и Новгородским Алексием накануне его поставления на патриаршество. Этот крест, полученный о. Валентином в 1990 г., и сегодня хранится у него как особая реликвия. Крест сильно потерт, но настолько намолен, что чувствуешь особую благодать, идущую от него.
Самая первая священническая награда была получена им в 1973 г. За усердное служение Церкви Божией указом митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима он был награжден набедренником. В том же году, по окончании Ленинградской духовной семинарии, он удостоен скуфьи, в 1976 г. – камилавки, в 1977 г. – наперсного креста, в 1985 г. – палицы. В 1980 г. митрополит Ленинградский и Новгородский Антоний возводит его в сан протоиерея. В 1996 г., к 50-летию со дня рождения, от архиепископа Новгородского и Старорусского Льва он получил крест с украшениями и дарственной надписью. В 2002 г., к 30-летию священнического служения, он был награжден патриаршей грамотой, так же как и матушка Галина.
Матушка всегда была не только верной спутницей жизни, но и незаменимой помощницей в храмовых делах, особым «дружием», дающим укрепу в самые трудные моменты жизни. Они всегда были вместе, всегда в ладу, в любви и взаимной, трогательной заботе друг о друге. И сейчас, в недужном своем состоянии, о. Валентин знает, в чем его опора – в вере, молитве, в неустанной заботе матушки о нем, в поддержке и милосердии заботливых врачей, в постоянной опеке о. Ефрема, специально приезжающего в Валдай из Боровичей к хворому батюшке, в воспоминаниях о своем храме и его прихожанах.

Н.Яковлева.

 

70 лет "Валдайскому батюшке". [ИНТЕРВЬЮ] 08.09.2016 14:29

     

8 сентября исполняется 70 лет клирику Новгородское епархии протоиерею Валентину Слукину. Последние двадцать лет своего служения отец Валентин окормлял приход храма святых апостолов Петра и Павла в Валдае. Теперь уже 13 лет он тяжело болеет. О служении "Валдайского батюшки", рассказывает его матушка Галина Слукина.

- Здравствуйте, матушка. С чего началось служение отца Валентина на Валдае?
- Мы приехали в 1984 году. В Валдае был очень тяжелый приход, неспокойный. Перед митрополитом Новгородским и Ленинградским Антонием тогда стоял вопрос о необходимости заменить там священника. Самой подходящей кандидатурой оказался отец Валентин, потому что он по характеру миротворец, скромный, спокойный священник.
Когда мы приехали, владыка поставил перед отцом Валентином такую задачу: «Батюшка, службы сокращены до безобразия, нужно восстановить порядок служб и нужно обязательно установить на приходе мир». Приход был расколот на две группы – одна писала на священника жалобы, вторая защищала.
"Было поставлено условие: пришел, что тебя попросили сделал, и вышел вон"
Поначалу было страшно. В храме всем полностью распоряжалась староста храма, которая подчинялась уполномоченному по делам религий. Бухгалтер в любой ответственный момент могла просто взять папку под мышку и идти в "белый дом", как она говорила, - отчитываться. Хозяйством они не занимались абсолютно. Храм был в ужасном состоянии – к стенам нельзя было подойти, они просто сыпались, и нельзя было делать ремонт. Все нужно было согласовывать обязательно, и батюшка не имел права этим заниматься. Не было облачений. Даже помыть иконы мы не имели права. Мы видели, что они грязные, но помыть не могли.
Когда я в первый раз увидела облачение от престола, меня охватил ужас, - отделка была сделана из стекловолокна... Отцу Валентину было поставлено условие, - когда он приходил в храм, он не имел права вмешиваться ни во что буквально - ни в хозяйственные дела, ни в финансовые тем более. Ему дали такой документ. Пришел, что тебя попросили сделал, и вышел вон. Даже в подряснике не имел права выйти из храма. Вот такие вот условия были.
Храм часто пустовал, особенно вечером в субботу. Местные жители храм очень редко посещали. На воскресную службу приезжали в основном молящиеся из окрестных деревень. В выходные дни нужно было очень строго соблюдать время, чтобы люди приехать успели и после службы уехать снова на своем автобусе. Так продолжалось много времени. На этих людях по-настоящему держался храм.
- Как долго продолжалась такая ситуация?
- К 91-му году более-менее стал пополняться приход. Но в людях старшего поколения оставался страх, что власть может что угодно сделать. Я наблюдала интересную картину на Крещение, - обычно приходили только наши бабушки, - за водой. А тут я вышла и удивилась, - на улице стоит молодежь моего возраста и младше. Я увидела, что у них этого страха нет.
В Валдае люди боялись даже здороваться со священником. Могли сказать "здравствуйте", но 33 раза оглянутся, никто ли не видит. Я помню, что первая, кто говорила громко - это девочка маленькая, лет семи. Она не оглядываясь, не боясь, кричала на весь двор: «Батюшка, здравствуйте!». Это было что-то.
"Батюшка, готовься, служить тебе здесь осталось 3 дня"
Батюшка начал с того, что к празднику Петра и Павла начали готовиться постоянно, не взирая на все запреты. Мы чистили кладбище, потому что алтарь был не виден – все заросло, храм чистили, убирали. Потихонечку, тайно, мы стали делать облачения, потому что батюшке уже не во что одеться было, одно тряпье. Мы ездили в Москву, заказывали для священника и на престол облачения.
Вот у батюшки был такой очень страшный случай, иначе не скажешь. В 1991 году по городу прошел слух, что приедет Патриарх, а у нас вокруг ограды церковной трава выше ограды. Отец Валентин просил старосту окосить, а она – у меня нет денег. Она все в фонд мира переводила, ей грамоты за это постоянно давали. Это была последняя капля. Батюшка сам по себе был очень неконфликтный и спокойный, но здесь он решил старосту снять. Он где-то месяц изводил себя, готовил собрание, людей, нужно было представителя с райисполкома вызывать, чтобы все люди собрались и решили снять старосту. Он провел собрание – старосту сняли. Она была уверена, что ее обязательно восстановят, а представитель райисполкома сказала: «Батюшка, готовься, служить тебе здесь осталось 3 дня».
После этих событий ко мне никто на приходе не подходил, старались даже «здравствуйте» не говорить и не приближаться, потому что прошел твердый слух, что батюшке здесь не служить. Но время уже началось другое. Все обошлось.
- Можно ли сказать, что с 91-го года пошло активное развитие прихода?
- Да, у батюшки уже были развязаны руки. Он поставил старостой очень строгую женщину, которая была ревизором, не боялась властей. Она уже не отдавала документы, хотя они все еще пытались требовать проверку. Она говорила: «Надо – выбирайте сами». И так они перестали приходить.
Бывало, люди подходили и говорили: «Батюшка, мы вас защитим», а он отвечал: «Хочешь защитить, - встань у иконы Божией Матери. Давайте акафисты попоем, молебны послужим – вот вся защита. А хотите жаловаться, так это не православно, не по-христиански».
- Как вы считаете, какая самая большая заслуга отца Валентина в приходской жизни на Валдае?
- Я думаю, что самое большое достижение его – это то, что он в людях оставил свое доброе восприятие Церкви. Батюшка был человеком мира, он и в семье был человеком мира, никогда не ругался, у него было невероятное терпение, если на него что-то специально говорили, он никогда не оправдывался, он всегда говорил: «Прости, я исправлюсь».
Он оставил в людях, я бы сказала, родил представление о правильном батюшке. Он никогда никому ни в чем не отказал. За 20 лет у него ни одного больничного не было. Болезни конечно были, он даже с инфарктом в больнице лежал, но люди об этом даже не догадывались. И он своим смирением учил людей.
Я иногда наблюдала такую картину: приходит человек очень гневный в церковь, расстроенный, и он говорил очень сбивчиво и расстроено, обвинял Бога в своих проблемах. И батюшка просто смотрел на него и внимательно слушал. У него был взгляд, я до сих пор помню, - любовь и какое-то проникновение в человека. Он чувствовал и любил человека. Он так любил – это что-то невероятное! Он смотрел на него с любовью, с состраданием, и когда человек говорил, то батюшка понимал, что чтобы он сейчас ни сказал, человек не сможет это принять. Он выслушивал, обнимал этого человека, подводил к иконе, одевал епитрахиль и говорил: «Теперь пойдем, помолимся». Я наблюдала, как человек такой горячий постоит, помолится и успокаивается. А потом батюшка всегда клал руку на плечо и говорил: «Ну что там у тебя случилось то»? Как будто до этого ему ничего не рассказывали. Он давал возможность человеку выговориться, и после того, когда человек сам озвучил свои проблемы, он сам находил выход из этих проблем и решение. И говорил: «Батюшка, а может быть вот так»? Батюшка гладил его и говорил: «Ну, конечно, так»! Батюшка никогда не говорил свой совет, он давал человеку самому принять решение. Если где-то надо было подкорректировать действия человека, перенаправить его, отец Валентин со смирением, спокойно делал это обязательно.
Отец Валентин делал церковь домом для людей, они сюда уже шли с радостью. Батюшка старался каждому помочь. Бывало придет человек уже спившийся, о. Валентин никогда не отправит его просто так, обязательно даст еды, даст хлеба. У нас даже был такой момент, мы пришли на рынок после службы, набрали еды, а платить нечем – батюшка, оказывается, все деньги успел раздать. Но он старался, чтобы люди заработали, он говорил: «Ну, ты наноси воды, а я тебе денег дам».
Бывало воровали в церкви, пакостили, и мы знали кто. Батюшка их не выгонял. Он не умел наказывать, что детей не умел наказывать, что в церкви. Этим своим примером он в человеке пробуждал то доброе, что в каждом человеке есть, он пробуждал, заставлял оживать духовно. Человеку рано или поздно становилось стыдно, что он пакостит. И вот, чем больше ему человек делал гадостей, батюшка идет к нему, обнимет и скажет: «Ой, не надо ли тебе чем помочь»? Представляете?!
- У вас при храме была воскресная школа?
- Сначала батюшка в интернате учил детей. Дети ему были очень рады. Но потом сменился директор. Параллельно устраивались какие-то занятия, которые дети были обязаны посетить. Батюшка приходит, а ему говорят, что это же добровольно, дети просто не захотели идти к вам. Он очень расстроенный ходил, и решил, что нужно что-то делать. Как раз после пришло распоряжение о необходимости создать воскресную школу.
Благодаря помощи директора Лентрансгаза Дмитрия Терентьевича рядом с храмом построили кирпичное здание в 1996 году, а на следующий год мы уже начали занятия. Ребят приходило много. В течении года набралось около пятидесяти человек. Много приводили из неблагополучных семей. Помню привели девочку и говорят: «Она у меня от рук отбилась, либо она по рукам пойдет, либо вы ей поможете». У нее мама умерла, папа погиб. Она сначала ногами двери открывала. Зашла, и первое что мне сказала: «Я в вашу Церковь ходить не буду. А я ей сказала: «Здесь никто никого не заставляет в Церковь ходить. Здесь мы рассказываем для чего нужно в Церковь ходить». Проходив зиму к нам на занятия, она сказала: «А теперь я буду каждую неделю причащаться». Девочка ходила все три года обучения, и не просто ходила, она деятельно участвовала, даже по сравнению с другими детьми в итоге выделялась прилежностью.
Помню, я сомневалась, как можно рассказать про ангельские чины детям так, что бы они поняли. Представляете, они предложили сами нарисовать газету в виде радуги. Сами нарисовали, сами сделали. Дошло до того, что учеба проходит, наступает лето, а они говорят: «А можно мы на лето не будем уходить? Мы будем ходить сюда». Дети, конечно, были – подвижники. На службах пели и читали. Научились Апостол читать и канон девчонки наперебой с мальчишками. Мальчики еще в алтаре помогали. Так и жил приход, пока отца Валентина не посетила болезнь.

 

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ

 

 

7 декабря 2018 года митрополит Лев и епископ Боровичский и Пестовский Ефрем в сослужении духовенства митрополии совершили заупокойную Литургию и отпевание новопреставленного протоиерея Валентина Слукина в храме апостолов Петра и Павла города Валдай.
После заупокойной Литургии митрополит Лев обратился к верующим с архипастырским словом. Он напомнил, что отец Валентин прослужил в храме апостолов Петра и Павла 20 лет. По слову владыки, это были очень тяжёлые годы для всей Церкви.
Это трудное время сильно отразилось на здоровье отца Валентина. «Все понимали, что батюшка уходит, но смерть, как всегда, приходит внезапно», - добавил владыка.
По слову митрополита Льва, отец Валентин переносил все тяготы жизни как до болезни, так и во время неё с кротостью и смирением, а к ближним всегда проявлял любовь. Поэтому многие из прихожан вспоминают его с благодарностью.
«Отец Валентин откликнулся на призыв Христа прийти к Нему и, будучи пастырем, воплощал это в своей пастырской жизни и в отношениях с близкими. Нам неведомо, о чём он думал в те годы, когда уже не мог говорить, но мы можем догадываться, зная его образ жизни, что он находился в постоянном общении с Богом, Который руководил его жизнью», - отметил владыка.
Скончался отец Валентин 5 декабря 2018 г. Погребён в Валдае на городском кладбище.


Материал собирала и работу составила м. Галина Слукина