Григорий (Постников), митрополит Новгородский

Митрополит
Григорий
(в миру Георгий Петрович Постников)
на кафедре с 1856 по 1860 гг.
† 1860 г.

Родиной митрополита Григория было село Михайлов­ское Никитинского уезда Московской губернии; он был сыном диакона и родился 1 ноября 1784 г. Образование свое Постников начал в Перервинской семинарии, продолжал его в Троицкой семинарии и закончил в 1809–1814 гг. в С.-Петербургской духовной академии, где 13 августа 1814 г. возведен на степень магистра. Новопроизведенный магистр, от природы сосредоточенный в себе и склонный к уединению, сразу же по окончании курса принял монашество. В прошении своем о пострижении он написал:

«По склонности моей к уединению и любви к наукам, желаю поступить в иноческое звание, сему расположению моему более соответственное».

17 августа 1814 г. он был оставлен баккалавром при академии, 25 августа пострижен в монашество с именем Григория, 27 авгус­та рукоположен в иеродиакона и 28 августа – в иеромонаха. Служение о. Григория в духовной академии с большим успехом шло вперед и вперед. 19 марта 1816 г. он был определен инспектором академии, 18 июля 1817 г. удостоен ученой степени доктора богословия, 29 июля того же года произведен в архимандрита Иосифова Волоколамского монастыря и в том же году 1 октября сделан экстраординарным профессором академии, а 2 мая 1819 г. (через пять лет после окончания курса) – ординарным профессором и ректором академии. Вскоре архимандрит Григорий выдвинулся еще более: 24 августа 1821 г. он был назначен членом комиссии духовных училищ, каковым назначением он сразу ставился в ряд высших лиц в духовной иерархии; ему же было предоставлено в служении право первенства перед всеми архимандритами. «В Синоде и комиссии в то время уже приметным образом обозначился разлад между наклонившимся в сторону мистицизма и масонства министром и первенствующим в Синоде иерархом; в обществе также происходило сильное брожение. Но архимандрит Григорий держался вдали от всего, что имело вид пристрастия, партийнаго увлечения, борьбы. По свойству своего характера он всегда шел ровною и прямою дорогою долга и был уважаем одинаково всеми, к какой бы партии кто ни принадлежал».

В следующем 1822 г. к занятиям по комиссии духовных училищ (пересмотр училищных уставов) у архимандрита Григория с новым его возвышением увеличились и обязанности: 23 апреля состоялся Высочайший указ о назначении его епископом Ревельским, викарием С.-Петербургским; 3 мая было наречение и 7 мая – хиротония; ему же было вверено и управление Троице-Сергиевою пустынею. В январе (19) 1825 г. он был представлен первым кандидатом на Калужскую епископскую кафедру, но Высочайшее повеление состоялось только 4 января 1826 г. В 1827 г. 23 февраля он был вызван в Петербург для присутствования в Св. Синоде; а 3 марта 1828 г. перемещен в Рязань с возведением в сан архиепископа. Во время непродолжительного служения в Калуге преосвященный Григорий успел заявить о себе борьбою с раскольниками, так называемыми часовенными; он же принудил единоверцев принимать священников, учредил миссионерские классы, издал для полемики со старообрядцами сочинение, а от каждого священника требовал до 6 проповедей в год; оставил он по себе память и тем еще, что Калужскому архиерейскому дому выхлопотал до 5000 р. прибавочного содержания. Рязанской епархией преосвященный Григорий управлял немного более трех лет, но 2 марта 1829 г. был назначен членом Св. Синода и большую часть времени проводил в Петербурге (в епархии был с февраля до августа 1829 г. и с мая по октябрь 1830 г.). Продолжительнее всего он управлял Тверской епархией, с 25 июля 1831 г. до 1 марта 1848 г., т. е. около 17 лет, причем каждый год обязательно был увольняем из Петербурга в епархию на более или менее продолжительное время. В Твери преосвященный Григорий приобрел глубокое уважение и искреннюю любовь своей паствы. Кроме общих епархиальных дел, преосвященному Григорию и здесь пришлось вести борьбу с раскольниками, поповцами и беспоповцами: он сам посещал скиты и часовни раскольников, беседовал с ними, руководил священников в состязаниях и требовал отчетов о результатах деятельности. Успех был замечательный; многие скиты и часовни сами собою падали и уничтожались, раскольники переходили или в единоверие, или в православие, а у тех, которые остались в расколе, ослабела вражда к православной церкви. В 1837 г., по случаю глазной болезни, преосвященный Григорий был уволен от присутствия в Св. Синоде и еще более сосредоточил свою деятельность на пастве. 1 марта 1848 г. он был назначен архиепископом в Казань. Продолжая и в Казани свою противораскольническую деятельность, преосвященный Григорий в 1852 г. подал мысль Св. Синоду об учреждении при академии и семинариях специальных классов по расколу; в Петербург в 1854 г. были вызваны из разных епархий священники для приготовления к миссионерской деятельности против раскола, и преосвященный Григорий сам читал этим священникам историю раскола, изъяснял способы борьбы с расколом и предлагал опыты опровержения раскольнических толков. Не менее замечательна его деятельность по переводу священных и богослужебных книг на татарский язык: в 1847 г. им учрежден был для перевода книг комитет при Казанской духовной академии, а в 1851 г. такой же комитет для пересмотра переводов был открыт в Петербурге. В переводе появились Литургия св. Иоанна Златоустого, часослов, четыре Евангелия, воскресные и праздничные чтения из посланий апостольских, Апокалипсис и весь вообще Новый Завет.

В коронацию Императора Александра II, 26-го августа 1856 г., преосвященный Григорий возведен был в сан митрополита «за благоразумную ревность и неутомимую деятельность в слове и примере благочестия, в приготовлении благовестников веры Христовой и в просвещении заблудших чад церкви». В том же 1856 г. 1-го октября высокопреосвященный Григорий был назначен митрополитом Новгородским и С.-Петербургским. «Лицо митрополита Григория, – говорит Чистович, – почтенно в высокой степени. Прямой, честный
и искренний в своих действиях, он был чужд угодливости и не способен был приносить в жертву какому бы то ни было влиянию свои убеждения; но он был уже в преклонных летах, не обеспечивавших достаточной силы для самостоятельного действования на занимаемом им высоком и влиятельном посту первого иерарха русской церкви; оратором в собраниях он никогда не был; со сложными условиями и отношениями практической жизни был знаком отдаленно: между тем ему предстояли конференции и комитеты с участием многих высших государственных сановников по возникшим тогда весьма важным вопросам – о предоставлении гражданских прав раскольникам, об обеспечении православного духовенства, о греко-болгарской распре и проч., притом, занимаясь во всю жизнь то профессорско-преподавательскими, то учено-богословскими трудами (не говоря уже о непрерывной проповедниче­ской деятельности), и незадолго до назначения, по одной пастырской ревности, митрополитом, преподававшим миссионерские предметы собранным из разных епархий священникам, митрополит Григорий сохранил эту склонность к ученым и проповедническим трудам до старости, но в последние годы жизни занимался ими с особенной настойчивостию, как бы считая их существеннейшею обязанностию пастырства».

Высочайший рескрипт митрополиту Григорию был следующего содержания:

«Преосвященный митрополит Новгородский и С.-Петербургский Григорий.

При назначении преемника почившему о Господе митрополиту Никанору, Я принял во внимание ваше многолетнее духовное поприще, полезное для церкви, назидательное для паствы и исполненное разнообразных заслуг, уже приобретших вам лично сан митрополита, и посему признал за благо вверить вам обе епархии, бывшия в его управлении. Отличающия вас строгия правила и кроткия чувства христианского благочестия внушают Мне несомненную надежду видеть управление ваше совершающимся в духе любви и мира, теплой пастырской заботливости о словесном стаде Христовом и просвещенной ревности, о строгом охранении древних спасительных уставов православия, зиждущих благо церкви и Нашего любезнейшаго отечества. Да поможет вам небесною Своею благодатию Сам Божественный Пастыреначальник в сих предстоящих вам новых священных подвигах. Поручая Себя вашим молитвам, пребываю всегда к вам благосклонный.
АЛЕКСАНДР.
Царское Село. 1 октября 1856 г.»

В том же году и месяце 24 числа митрополит Григорий был назначен главным попечителем и председателем совета императорского человеколюбивого общества. Затем в следующие годы был избран в почетные члены Академии наук и университетов.

Правление владыки Григория в сане митрополита Новгородского и С.-Петербургского было очень непродолжительно – всего четыре неполных года. Почти каждый год он испрашивал себе летом отпуск в Новгород для обозрения церквей и монастырей и проживал там иногда около трех месяцев. Его заботы о новгородской пастве проглядывают в тех распоряжениях и событиях по Новгородской епархии, которые относятся ко времени его правления. Нам пришлось ознакомиться с концом 1856 г. и с 1858 г. В 1856 г. учрежден крест­ный ход вокруг села Георгиевского в 8-й день сентября каждого года; устроена новая рака для мощей св. Иакова и Иоанна, почивающих в церкви с. Минюши; переложены в новую раку мощи святителя Иоанна архиепископа Новгородского; разрешено архимандриту Тихвинского монастыря отличие в церковном служении. В 1858 г. начато дело об устройстве в Званке женского монастыря с училищем, устроена церковь при мещанской богадельне в Новгороде; закрыты причетнические классы при Новгородском и Боровичском духовных училищах; для Боровичского училища куплена у мещанки Сердюковой земля и начат постройкою дом; дозволено приносить каждогодно в г. Боровичи чудотворную икону Ивер­ской Божией Матери из Валдайского Иверского монастыря, в память избавления жителей города от холеры; уволен от должности члена консистории известный в то время протоиерей Арефа Силуанов; перемещен в пензенский Спасский монастырь еще более известный в то время Сковородский архимандрит Кифа; возведен в сан архимандрита за отличную и усердную службу инспектор семинарии иеромонах Феогност (впоследствии архиепископ Новгородский и Старорусский); открыто в Софийском соборе много древних актов и рукописей, каковые и переданы в библиотеку С.-Петербургской духовной академии; началось дело об устройстве миссионерского института в так называемых «Аракчеевских казармах». Вообще, вся жизнь епархии с ее нуждами всегда имела в своем архипастыре заботливого отца и справедливого судию и находила в его сердце сочувствие и отклик.

По С.-Петербургской епархии деятельность митрополита Григория имела несколько иной характер: продолжавшее господствовать противное духу православной церкви направление, поддерживаемое приезжими иностранными проповедниками (Сойар), вызывало митрополита на постоянную проповедь. Непосредственно наблюдая и следя за всеми путями распространения неправославного учения, митрополит Григорий, смотря по обстоятельствам дела, принимал те или другие меры ограждения. Он заботился о благолепии церковной службы, улучшил хор невских певчих; увеличил число духовенства в Петербурге и требовал от духовных усиленной проповеди; установил строгую цензуру над произведениями печати; проектировал особые меры против скопцов и скакунов в С.-Петербургской епархии и т. п. На него было возложено составление правил относительно заведования хозяйством С.-Петербургских церквей, дабы не было самовольного расходования церковных сумм. Преданный миссионерскому делу, митрополит Григорий и здесь начал дело перевода священных и богослужебных книг на финский язык. «Присный друг» Московского митрополита Филарета, строгий подвижник по жизни, непрестанный молитвенник пред алтарем, неутомимый проповедник Слова Божия языком простым, общевразумительным и вместе исполненным силы и убеждения, великий ревнитель о вразумлении заблудших чад церкви, нестяжательный и щедрый благотворитель бедным, митрополит Григорий известен и как ученый богослов, сделавший богатые вклады в сокровищницу духовной литературы. Просветительная его деятельность началась со службы в академии: его «Записки по догматическому богословию» распространены были по всем академиям и семинариям и служили важным пособием для преподавания этой науки; в 1817 г. за сочинение «Commentatio de prophetis in genere» он удостоен ученой степени доктора богословия; в 1821 г. по его предложению началось издание журнала «Христианское Чтение», в котором он поместил часть своих записок по догматике, статьи  «Учение о Боге, поколику Он есть един» и «Учение о Боге Отце, Сыне Божием и Св. Духе, или о Св. Троице». Это первые печатные произведения его. В 1849–1853 гг. он издал в 5 томах свои «Слова и беседы на все воскресные и праздничные дни в году, с присовокуплением слов и бесед на некоторые особенные случаи». В 1854 г. вышло в свет его известное сочинение в 2 томах «Истинно-древняя и истинно-православная Христова церковь, изложение в отношении к глаголему старообрядству», выдержавшее сразу же несколько изданий (1854, 1855, 1856 и 1859 гг.). В 1853 г. он издал «Житие святых святителей и чудотворцев Гурия архиепископа Казанского и Варсонофия епископа Тверского». В 1855 г. он основал при Казанской духовной академии журнал «Православный Собеседник»; в 1856 г. издал «День святой жизни, или ответ на вопрос, как мне жить свято», который переведен в 1858 г. на черемисский язык. В 1857 г. по его ходатайству при Петербургской духовной семинарии с 1858 г. стал издаваться журнал «Духовная Беседа», а Петербургская духовная академия в том же году по его же мысли и ходатайству предприняла перевод с греческого на русский язык издания «Византийских историков». Наконец, в 1860 г. по его ходатайству разрешено издание журнала «Странник». Во всех означенных духовных журналах митрополит Григорий время от времени помещал свои статьи.

Разнообразная и многолетняя деятельность преосвященного митрополита Григория приобрела ему всеобщую известность в России и за ее пределами и снискала ему глубокое уважение со стороны лиц, умеющих ценить полезный труд и высокие нравственные качества. Последними знаками Монаршего внимания к нему были пожалованная ему 4 августа 1857 г. украшенная бриллиантами панагия и орден св. Андрея Первозванного, пожалованный ему 12 апреля 1859 г.

3 июня 1860 г. митрополит Григорий простудился и заболел. Болезнь, по уверению врачей, была неопасна, но... через 14 дней, 17 июня в три часа утра, его уже не стало. На докладе о кончине митрополита Государь Император собственноручно начертал: «Душевно о нем сожалею». Митрополит Григорий погребен в Александро-Невской лавре. Духовное завещание его см. в деле архива Св. Синода: 1863 г. № 498.

Помощником митрополиту Григорию в управлении Новгородской епархией все время в 1856–1860 гг. был епископ Старорусский Евфимий (Беликов); ему же, после смерти митрополита, 17 июня 1860 г., было поручено временное управление Новгородской епархией.

Евфимий (в миру – Петр Иванович Беликов) был сыном причетника, родился 20 декабря 1813 г. в слободе Радьковке Корочанского уезда Курской губернии. В крайней бедности провел свое детство и юность. Образование получил в приходском училище в г. Короче, в уездном г. Белгороде, в Белгородской (Курской) семинарии и, наконец, в Киевской академии. Перед окончанием курса в академии, 2 мая 1839 г., постригся в монашество с именем Евфимия; в том же году окончил курс со степенью магистра; 1 августа посвящен в иеродиакона и 16 августа – в иеромонаха. Духовно-учебную службу начал с Владимирской семинарии, где с 27-го сентября 1839 г. пробыл более 12 лет, сначала учителем богословия, затем (с 23 июня 1841 г.) – инспектором и наконец (с 14 марта 1847 г.) – ректором. Своими неусыпными заботами он благоустроил Владимирскую семинарию во всех отношениях,  особенно преследовал табак и вино, как «зелья, уничтожающие энергию в молодых людях и делающие их ни к чему не способными». За усердную службу о. Евфимий 13 февраля 1845 г. был причислен к соборным иеромонахам Киево-Печерской лавры, 8 июня 1846 г. возведен в сан архимандрита, в 1847 г. был назначен настоятелем переяславского Троицкого Данилова монастыря и членом Владимирской духовной консистории, наконец, сделан был благочинным 15 монастырей Владимирской епархии и наблюдателем за преподаванием закона Божия. Как образцовый ректор семинарии, он был в видах назначения ректором Казанской академии. Архимандрит Евфимий в 1852 г. вызван был в С.-Петербург для исполнения чреды священнослужения и проповеди Слова Божия, но синодальный обер-прокурор граф Протасов, узнав, что архимандрит Евфимий служит в одной только Владимирской семинарии, сказал ему: «Вы не можете быть ректором академии, потому что не можете сравнивать, мало видели». 7 июля 1852 г. архимандрит Евфимий был назначен ректором Новгород­ской семинарии и настоятелем Антониева монастыря. В 1856 г. после произведенной ревизии семинарии ректору, архимандриту Евфимию, объявлено благословение Св. Синода. В Новгороде он также был членом консистории, благочинным монастырей, цензором проповедей и председателем комитета по церковно-историческому и статистическому описанию Новгородской епархии (с 22 апреля 1850 г.). 12 ноября 1856 г. состоялся Высочайший указ о назначении архимандрита Евфимия епископом Старорусским, викарием Новгородским, и в том же году 2 декабря совершена была хиротония. Около четырех лет он был деятельным помощником митрополита Григория, а с 17 июня 1860 г. до 11 августа, за смертью митрополита, самостоятельно управлял епархией. 29 августа 1860 г. он был назначен епископом Саратовским и Царицынским. Три года управлял он Саратовской епархией и много сделал для украшения кафедрального собора и его ризницы; епархиальными делами он занимался так ревностно, что на сон и отдых уделял не более 4–5 часов в сутки. Несмотря на сильно изнурявшую его болезнь, он не переставая работал до самой своей смерти. Скончался он в 5 час. 20 мин. пополудни 17 октября 1863 г., оставив по себе память доблест­ного подвижника в жизни монашеской.