Давид, архиепископ Новгородский

Архиепископ
Давид
на кафедре с 1307 (1308) по 1324 гг.
† 1324 г.


На место блаженного Феоктиста, оставившего святительскую кафедру ради неможения своего, единодушно был избран духовный его отец – Давид. В какой обители проходил Давид иноческое житие и какой имел сан, неизвестно. В летописи сказано только, что «Новгородцы вси, с игумены и со всем ерейским чином, взлюбиша Богом избрана и Святою Софьею отца его духовного Давыда, и честно посадиша и во владычни дворе, а Феоктист благослови его в свое место». Слишком год правил Давид паствою без посвящения, так как митрополит Максим вскоре умер и новый митрополит не был еще поставлен. В 1308 г. на Русь был поставлен в Цареграде митрополит Петр, а в следующем 1309 г. новоизбранный владыка Новгородский ездил во Владимир и, здесь быв хиротонисан Петром митрополитом 5 июня, прибыл в Новгород 20 июля на Ильин день. Все новгородское духовенство и все жители города, встретив владыку у Святого Ильи с крестами, пением и хвалами, сотворили праздник светел и посадили его на столе, и была великая радость новгородцам о своем владыке.

В это время протектором Новгорода был Михаил Ярославич – великий князь Владимирский. Наместники его были там и управляли волею веча, и первые годы протекли довольно мирно. Великий князь ездил поклониться Святой Софии и был принят гражданами со всеми знаками должного уважения, однако не хотел предводительствовать дружиною Новгородскою против шведов, потому что довольно был занят внутри своего княжения. Но когда успех увенчал оружие новгородцев, они начали ссориться с великим князем, укоряя его неисполнением договорной своей грамоты, несоблюдением древних прав Новгородских, и возгорелась война. Михаил занял войском Торжок и велел остановить подвоз к ним хлеба. Это обстоятельство заставило новгородцев смириться и послать за себя ходатаем в Тверь архиепископа своего Давида, несмотря на весеннюю распутицу. Давид помирил князя с Новгородом, покончив все дело уплатой 1000 гривен серебра пенных. Но после того война снова возгорелась: клевреты князя Московского Георгия, врага Михайлова, пользуясь его долговременным пребыванием в Орде, возбудили против него вольный город за то, что будто бы он оставил отчину свою на произвол Орды. Родственник Георгия, князь Феодор Ржев­ский, явился на вече, склонил его взять под стражу наместников Михайловых и объявить войну самому Михаилу. Новгородцы вторглись в Тверскую область и стали у берегов Волги, но заморозь и зимние непогоды остановили кровопролитие. Михаил не молчал, жаловался в Орде хану Узбеку, требовал суда над Георгием, испросил вспомогательного войска и с владимирцами, тверичами и татарами пошел мстить Новгороду, сразился под Торжком, разбил новгородцев и потребовал от них выдачи Феодора Ржевского и брата Георгиева Афанасия. Сначала владыка Давид и вече отвергли предложение, говоря, что умрут за Святую Софию и за честь Новгородскую, и потом на все согласились, но выдали только Афанасия, прислали в виде заложников некоторых из своих сановников и обязались заплатить пени 12000 гривен серебра от 2-й недели поста до Вербного Воскресения, засчитав в этот платеж и имущество, взятое у Новгородских бояр в Торжке. Написали грамоту от имени владыки и Новгорода, прибавив, что, когда пеня уплатится, Михаил должен освободить заложников, а «грамоту сю изрезать и править Новгородом согласно с древним уставом».

Мир этот, вынужденный крайностью, не мог быть продолжительным. Новгородцы послали в Орду жаловаться татар­скому хану на Михаила; тот велел их задержать. И снова началась война: укрепляли Новгород и Детинец, ждали Михаила, который не замедлил явиться, но, видя ожесточение народа и многочисленное войско, собранное на защиту Новгорода, князь решил удалиться, ибо наступали уже зимние непогоды, и удалился несчастно: думая избрать ближайшую дорогу, пошел обратно дремучими лесами и болотами и погубил там войско и обозы, множество людей потонуло в озерах и болотах. «Пришел Михаил на конях, а возвратился домой пешим», замечено в летописи. Несмотря на то что поход Михаила на Новгород был крайне неудачен, новгородцы все-таки сочли за лучшее отправить к нему своего владыку Давида с предложением мира. Архиепископ Давид застал Михаила в Твери и предложил ему мир и серебро, просил только свободы заложников. Условий этих князь не принял, так как они не соответствовали его княжескому достоинству, надобно было снова продолжать войну; но Михаилу было не до того: Георгий, возвратясь из Орды, опустошал его области; война с Георгием отвлекла Михаила от Новгорода, с которым при посредстве Давида он заключил мир и отпустил заложников. Вскоре, однако же, вызвали Михаила в Орду к хану на суд с Георгием. Враги обвиняли его в отравлении супруги Георгиевой – сестры хана Кончаки (Агафьи), скоропостижно умершей в Твери, вследствие чего Михаил осужден был на смертную казнь и скончался смертью мученика; церковь причла его к лику святых.

Летописцы, описывая неоднократные путешествия владыки Давида в Тверь для примирения новгородцев с великим князем Михаилом, ничего почти не говорят о других его трудах и подвигах. Упоминается только о построении, по благословению его, церкви Покрова монахом Олонием Щилом на Дубне, где потом был Шилов монастырь, о построении церкви Успения Божией Матери на Коломцах архимандритом Кириллом и о построении им самим нескольких церквей. Так, в 1311 г. Давид поставил каменную церковь на воротах от Неревского конца во имя святого князя Владимира, просветившего Русскую землю святым крещением, потом в 1312 г. заложил он каменную церковь в Неревском конце на своем дворище во имя святителя Николая, а в следующем 1313 г. церковь эта была окончена постройкою, освящена самим владыкою и при ней учрежден был монастырь с вседневною службою; «и бысть, – замечает летописец, – прибежище христианом и черньци совокупишася в нем».

Новгородскою паствою управлял архиепископ Давид 17 лет и заслужил название миротворца; скончался он в 1324 г. 5-го февраля, освятив, незадолго пред своею кончиною, каменную церковь во имя Христа Спасителя. На третий год своего святительства он погребал предместника своего – святителя Феоктиста в Благовещенском монастыре, где тот пребывал три года в молчаливом житии немощи ради. Погребли Давида в притворе Святой Софии, «посторонь Климента».

Год кончины святителя Феоктиста ознаменовался великим несчастием для Новгорода: вскоре после его кончины и погребения Новгород 19 мая, потом 28 июня и, наконец, 16 июля 1311 г. по обе стороны был опустошен страшным пожаром. Погорело очень много церквей, частных построек, весь Торг, погибло в этом пожаре много и народа.