340

6 марта 2021 года, во Вселенскую родительскую (Мясопустную) субботу, епископ Арсений совершил Божественную литургию и панихиду в храме праведного Лазаря Четверодневного на Западном кладбище.

По окончании богослужения владыка обратился к молящимся со словами проповеди: «Дорогие братья и сестры, сегодня Церковь молитвенно отмечает субботу, которая называется Вселенской или Мясопустной. Вселенской, потому что эта первая суббота церковного года, посвященная заупокойной молитве, которая отмечается всей Вселенской Церковью. А родительской она называется потому, что мы, прежде всего, возносим молитвы о своих усопших родителях и сродниках, но и, конечно, вообще о всех от века скончавшихся православных христианах. Также, как повествует синаксарь Триоди, чтение, положенное на сегодняшний день, которое читается после шестой песни на утрени, молитвы возносятся о всех усопших, особенно о тех, кого настигла внезапная смерть, кто погиб на чужбине, на войне, от голода, пожара, каких-то иных обстоятельств, и над кем не были совершены молитвы, которые сопровождают погребение всех православных христиан.

Конечно, в Церкви на каждой Литургии поминаются все усопшие и живые члены Церкви. Но в тоже самое время Церковь установила и круг особых памятных дней в году, когда мы молитвенно сосредотачиваемся на том или ином событии, на той или иной тайне нашего спасения, когда мы вспоминаем, например, пришествие Господа во плоти ради спасения мира или Воскресение Христово. Также особые дни, как правило, субботы, посвящены сугубому поминовению усопших. Почему именно суббота? Можно вспомнить библейское повествование о творении мира, ведь суббота - это день, который соответствует тому дню творения, в который Господь почил от всех дел Своих. Это таинственное повествование, о котором говорит апостол Павел в послании к Евреям, что Израиль еще не вошел в покой, а по-еврейски суббота это «шаббат» и переводится, как «покой».

Израиль еще не вошел в покой Божий, а по отношению к Церкви - Новозаветному Израилю, можно сказать, что мы только ожидаем этого покоя. Покой - это Царствие Божие, в котором Господь дарует покой и жизнь вечную всем верным Своим, как обещано. В тоже самое время христианская Церковь видит в Воскресении Христа основание именно для наших молитв за усопших. На протяжении всей двухтысячелетней истории Церковь с особой верой, надеждой и теплотой вспоминает усопших. И разве мы молимся о святых? Мы молимся святым, а они за нас. Мы молимся о тех членах Церкви, о которых мы можем сказать, что они были немощны или грешны. Мы верим, что силой Воскресшего Христа и для них загробная участь может не быть темной, богооставленной и печальной. Мы все имеем грехи, и поэтому просим у Господа, чтобы Он простил нам наши грехи, и молитва за усопших простирается за границы их временной жизни, о них молится Церковь, так как они сами уже не могут о себе молиться или достигнуть святости.

Молитва Церкви, на протяжении всей ее истории имеет этот спасительный смысл, а основанием этого является то, что Христос воскрес, что Он победил смерть и разрушил ад, а значит для усопших, верующих в Него, остается надежда. В одном из песнопений Постной Триоди, на утрене настоящего дня говорится об этом радостном и вдохновляющем основании нашей веры, о Воскресении Христовом. Церковь возвещает, что Христос воскрес, еще до того, как мы будем праздновать Пасху. Церковь воспевает, обращаясь к усопшим: «Христос воскресе, разрешив узы Адама первозданнаго, и адову разрушив крепость. Дерзайте вси мертвии: умертвися смерть, пленен бысть и ад с нею». Апостол Павел и вся святоотеческая традиция называет Христа Спасителя Первенцем из мертвых. Почему так? Он Первенец, потому что через воплощение Господь стал братом для каждого из нас по человеческий природе, но Его человечество было в единстве с Божеством, было преображено Божеством и спасено. Во Христе уже началось воскресение падшего Адама, то есть всего человечества, Он - первый восстал из мертвых. Это обетование о том, что смерть бессильна перед любовью Бога к Своему творению, и Церковь на протяжении всей своей истории возвещает эту пасхальную радость. В этом и заключается основание для наших молитв, и мы не просто говорим о том, что Господь упокоил, но в этих молитвах сквозит радостная надежда на то, что усопшие встретят Бога. И эта же встреча, по молитве всей Церкви, возможна и для каждого из нас. Мы в это верим, на это надеемся, и в этом заключается наше христианское упование».