Преподобные Герман и Сергий Валаамские чудотворцы

  Память их празднуется месяца июня в 28-й день, месяца сентября в 11-й день и месяца апреля в 14-й день

  ок. 1353

Преподобные Сергий и Герман были основателями иноческой жизни на Валаамском острове. Опустошения  северного края шведами лишили точных сведений о начале и начальниках Валаамской обители. По мнению одних, Сергий и Герман жили на Валааме еще при равноапостольном  Владимире. Но это мнение едва ли не столько же справедливо, как и то, которое выдает их за современников великой княгини Ольги или апостола Андрея, потому что выставляемое им дело так же несообразно с обстоятельствами времени святого Владимира, как и со временем святой Ольги. Указывают на то, что по повести о перенесении мощей их, мощи обретены и перенесены при Новгородском архиепископе Иоанне в 1163 г. Но если и не обращать внимания на то, что святитель Иоанн выставляется здесь архиепископом в 1163 г., эта повесть убеждает «повиноваться помазанному царю и благоверным князьям Русским», убеждает князей не жаловать монастырям крестьян и земель, а вместе с тем называет себя «древлеписанною, ветхою», то есть она обличает сама себя в подлоге, составленном при Грозном царе. На доске древнего списка правил Софийского собора написано: «В лето 6837 (1329) нача жити на острове Валаамском, на озере Ладожском, старец Сергий». В Новгородском свитке, писанном в конце  XVI в., читается следующее известие: «6837 (1329) старец Сергий пришел на Валаам; 6901 (1393) старец Арсений пришел на остров Коневский». Такое показание о времени первого Валаамского пустынника согласно и с обстоятельствами северного края, известными по летописям. Известно, что в Карелии чистое, православное христианство распространено было пред самым нашествием татар (1227 г.), а с 1249 г. шведы, утвердясь  в юго-западной Карелии, огнем и мечом принуждали карелов к папизму и тем, возбудив в  них отвращение к христианству, заставили их искать помощи в старых богах. Между тем России, ограбленной и угнетаемой монголами, не было возможности вступиться с силою за православие Карелии. Преподобные Сергий и Герман, поселясь на Валааме в начале  XIV столетия, явились отрадными лучами для угнетенного края и оживили там учением и жизнью святое православие. На Валааме очень помнят короля Магнуса и не могут указать ни на один памятник времен более древних. Это служит новым подтверждением тому, что основание Валаамской обители относилось ко времени этого усердного слуги папы, и основателям пришлось потерпеть много скорбей по милости Магнуса, перекрещивавшего финнов орешковских мечом в 1349 г. О духе монашеского жития, насажденного на Валааме преподобными Сергием и Германом, вот что писали Валаамские иноки: «На Валааме исстари, как только стал монастырь, начальники Валаамского монастыря  Сергий и Герман установили общину, полотняную одежду и обувь давали каждому... По уложению Валаамских начальников Сергия и Германа выходило в год на платье и обувь 50 руб., а много в иной год 60 руб. По этим словам, братство иноков, собранных преподобными Сергием и Германом на Валааме, было довольно многолюдное и для него установлено ими общежитие полное... Блаженная кончина Валаамских начальников последовала, вероятно, около 1353 г. А обретение мощей и написание их иконы, бывшее по повести при архиепископе Иоанне, должно быть отнесено ко времени архиепископа Иоанна, управлявшего церковью до 1401 г.

Память преподобных Сергия и Германа празднуется 28 июня, а перенесение мощей из Новгорода на Валаам, бывшее после шведского опустошения, - 11 сентября. Ныне мощи их почивают под спудом в нижней церкви соборного монастырского храма, посвященной памяти самих святых угодников.


Тропарь, глас 4 

Евангелия Христова истиннии послушницы явистеся, преподобнии, мир и вся яже в нем, яко не сущая, преобидевше любве ради Христовы, и в морский остров вселистеся, и трудолюбно в нем противу кознеи невидимых врагов подвизастеся, постом, бдением же и всенощным стоянием плоти своя духу мудре повинули есте: сего ради от Вседержительныя десницы достойныя венцы прияли есте, и ныне Пресвятей Троице предстояще, молитеся, всеблаженнии отцы, Сергие и Германе, сохранитися в мире Отечеству нашему и спастися душам нашим.

Кондак, глас 4

От мирскаго жития исшедше, отвержением мира Христу последовасте, и достигосте великаго Нева езера, и в нем на острове Валааме всельшеся, равноангельное житие пожили есте, отонуду же веселящееся прешли есте к Небесным чертогом; и ныне со Ангелы Владычню Престолу предстояще, поминайте нас, чад своих, яже собрали есте, богомудрии, да радостно от души вопием: радуйтеся Сергие и Германе, отцы преблаженнии.

Иной тропарь, глас 1 

От мирския молвы бегающе, безмолвия

и благочестия рачители, в тихое пристанище Валаама от востока приидосте, и в нем евангельски Христу добродетельми последовавше, на верх совершенства востекли есте: и ныне в торжестве премирном богозрением наслаждающеся, всеблаженнии отцы Сергие и Германе, Человеколюбца Бога молите, еже спасти всех нас, благочестно вас почитающих.


 

 ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ

  Название «Валаам» переводят с финского как «высокая земля», менее вероятный перевод – «земля клятвы» или «земля света». Согласно Валаамскому преданию, в древнейшие времена острова были местом языческого культа. Предание гласит, что апостол Андрей Первозванный, просвещая скифские и славянские народы, отправился на Север, на Валаам, где разрушил языческие капища и воздвиг каменный крест. Он предрек великое будущее Валаама, наступившее с основанием и расцветом монашеской обители.

Предание также относит житие преподобных Сергия и Германа - первоначальников Валаамского монастыря – ко времени Крещения Руси (ряд историков утверждает, что возникновение монастыря состоялось в XIV или даже начале XV века). Житие преподобных Сергия и Германа не дошло до нас. Известно лишь, что преподобные пришли «от восточных стран» (возможно, из Греции), имели священный сан и обладали даром прозорливости. В XIX веке, согласно составленной тогда же рукописи под названием «Оповедь», возможно, отразившей черты древних валаамских традиций, стали считать, что преподобный Сергий был греком, а по ремеслу – «изобразителем» (иконописцем или ремесленником); преподобный Герман - местным жителем, карелом. По смерти преподобного Сергия он возобновил иноческую общину с игуменским управлением.

Причина скудости сведений о давнем валаамском прошлом – не только глубокая древность основания обители, но и ее трудная судьба. Монастырь, расположенный близ границы владений Новгорода Великого со Швецией, неоднократно разорялся шведами. Имеются свидетельства о том, что в 1163 г. валаамские иноки, ожидая нападения, открыли захоронения преподобных Сергия и Германа и перенесли их мощи в Новгород. Там основатели обители были местно канонизированы новгородским архиепископом святителем Иоанном. По некоторым данным, это было четвертое перенесение мощей, что еще раз свидетельствует о глубокой древности монастыря. Когда опасность миновала, иноки 11сентября 1180 г. перенесли мощи обратно, на Валаам. Доныне в этот день по старому стилю, наряду с 28 июня, совершается память преподобных Сергия и Германа. Чтобы уберечь святыню от поругания, насельники монастыря высекли в скале глубокую могилу и в ней скрыли святые мощи. Там они и пребывают до сей поры под спудом, являя многочисленные чудеса. По молитвенному обращению к ним угодники помогали утопающим и замерзающим на Ладоге, исцеляя от душевных, нервных, инфекционных, глазных болезней и пьянства.

Обитель прославилась целым сонмом угодников Божиих, духовных преемников преподобных Сергия и Германа. Через валаамское послушание прошли преподобный Авраамий Ростовский, инок Геннадий – один из основателей Усть-Шехонского монастыря на реке Шексне, преподобный Корнилий Палеостровский, Ефрем Перекомский, Арсений Коневский, Савватий Соловецкий и Герман Соловецкий, которого местное предание также именует «валаамским питомцем». В одно время с преподобным Савватием, согласно местным преданиям, пребывали на Валааме его ученик, инок Геннадий (впоследствии святой архиепископ Новгородский), а также преподобный Евфросин  из рода князей Тепринских (впоследствии  возвратился в Тверскую Саввину пустынь).

В1474 г. пришел на Валаам преподобный Александр Свирский, принявший здесь иночество и подвизавшийся на святом острове. Позже на Валааме несли послушание его ученики – преподобные Афанасий Сяндемский, Адриан Ондрусовский, Евфросин Синоезерский, основатель пустыни под городом Устюжной, принявший в 1612 г. мученическую кончину от рук интервентов.

На рубеже XV-XVI веков Валаам именовался «честною и великою Лаврою», изобиловал духовными сокровищами и внешними благами. Ему принадлежали множество скитов, преимущественно  по северному побережью Ладоги, 1919 дворов, соляные варницы, пасеки, рыбные ловли, где иноки трудились не покладая рук. Однако Господь вновь и вновь попускал Валааму терпеть тяжкие испытания. 20 февраля 1578 г. шведы напали на обитель. Игумен Макарий с братией – 18 старцев и 16 послушников были изрублены мечами. Вскоре при очередном разорении монастырь сгорел.

После мира со Швецией в 1595 г. земли Новгорода были возвращены России. Заботами царей Феодора Иоанновича и Бориса Годунова обитель была возрождена, но ненадолго. В 1611 г. шведы, разрушив город Корелу (Кексгольм, ныне Приозерск), высадились на Валааме и все предали огню и мечу. Остров опустел и по Столбовому миру 1617 г. вместе с иными землями отошел к Швеции.

Братия перебралась в новгородские и псковские монастыри. С удалением польско-шведского воинства иноки нашли пристанище в Васильевском монастыре на реке Волхове против  Старой Ладоги и восстановили его. Святые мощи основателей обители оставались на Валааме несколько столетий, служа залогом возрождения обители. Хозяйствовавшие на острове шведы покусились разорить их, но были наказаны от Всевышнего. Вразумленные хулители даже восстановили часовню над святыми мощами.

Ко времени Северной войны России со Швецией на Валааме было четыре крестьянских двора и часовня. По Ништадтскому мирному договору 1721 г. западная Карелия была возвращена России. В 1715 г. Петр I приказал восстановить обитель, приписав ее к Кирилло-Белоезерскому монастырю. В 1719 г. над мощами преп. Сергия и Германа был освящен деревянный Преображенский храм с приделами во имя апостолов  Андрея Первозванного и Иоанна Богослова, в 1729 г. построили Успенскую церковь. При строителе монастыря, иеромонахе Иосифе, монастырю были возвращены крестьянские дворы, соляная варница, мельница, рыбные ловли и сенные покосы. Но пожары в 1748 - 1750 гг. и на Пасху в 1754 г. уничтожили деревянный монастырь дотла.

Дважды императрица Елизавета Петровна вносила значительные вклады на восстановительные работы. В 1755 г. была освящена Успенская церковь, через 2 года - пятиглавый Преображенский собор, а в 1763 г. – Рождественская церковь. Их окружала деревянная ограда с часовнями над Святыми вратами и в угловых башнях.

Усердием митрополита Гавриила (Петров) строителем Валаамской обители в 1781 г. был определен иеромонах Назарий (Кондратьев, 1735-1809), старец-подвижник из Саровской пустыни. Он ввел на Валааме Саровский устав, по которому заново начал устраивать всю жизнь обители. Хранить душевное и телесное безмолвие, «о себе рассуждать и себя осуждать», - так учил о. Назарий своих духовных чад. Запрещалось оставлять у себя пожертвования, брать монастырское, употреблять спиртное, покидать обитель, принимать у себя мирских или переписываться с ними без благословения настоятеля. Длительные службы начинались в 4 пополудни, затем в полночь служили всенощную до утра по древнему обычаю.

При игумене Назарии на Валааме установились три формы иноческой жизни: общежитие по Саровскому уставу, скитское и отшельническое, уединенное житие. В скитах жили обычно до 10-15 иноков, исполняющих различные послушания, устав там был еще более строгим. Важнейшим делом игумена Назария было строительство каменного пятиглавого собора и ограждающего его каре келейных корпусов с Успенской (1785) и Никольской (1793) церквями по собственному плану.

По благословению игумена Назария в 1794 г. шесть валаамских и два коневских инока во главе с архимандритом Иоасафом (Болотов) отправились на далекую Аляску, образовали Православную миссию. До 12 тыс. алеутов были просвещены светом Христовым.

Но высочайшего расцвета Валаам достиг при игумене Дамаскине (Коновалов, 1794-1881). О. Дамаскин обладал талантом не только мудрого духовного наставника, но и строителя-архитектора, агронома, метеоролога, ботаника (он первый начал изучать климат и природу Валаама), писателя, библиографа, историка (неоднократно пытался разыскать древнейшие свидетельства об обители и жития ее основателей), экономиста (пустовавшая до него казна за 5 лет пополнилась на 77000 рублей – преимущественно за счет благотворителей). Он основал Никольский, Святоостровский, Предтеченский, Ильинский, Коневский, Авраамиевский скиты, приобрел в 1866 г. в вечную собственность монастыря ряд отдаленных островов, на которых возникли Тихвинский, Сергиевский, Германовский скиты. Было налажено регулярное пароходное сообщение со столицей, благодаря чему Валаам стал доступен тысячам паломников.

Особый интерес у паломников вызывало сформировавшееся при о. Дамаскине уникальное монастырское хозяйство.  Самым крупным хозяйственным сооружением на Валааме явился водопроводный дом, снабжавший водой на 80-метровую высоту все жилые и хозяйственные постройки, сады и огороды главной усадьбы. В том же здании находилась кузница, слесарная, столярная, литейная, резная, позолотная, шлифовальная мастерские, баня и прачечная. В подвале келейного корпуса находилась паровая машина, поднимавшая воду из пролива по 6-километровому прорубленному в скале каналу и 60-метровым деревянным трубам. Та же машина приводила в движение сепаратор для сбивания масла, мельницу для переработки мелкого картофеля, сенорезку. К обширному леднику с берега озера шла 32-метровая рельсовая дорога с подъемным краном. Здесь же разводили рыбу - палия, сиг. В разных местах монастыря находились смоляной и кожевенный, гончарный и кирпичный заводы, печи для обжига извести; в отдаленных скитах были ломки замечательного по качеству камня. Здесь же лили большинство колоколов. Прекрасные урожаи давали сады (более 600 деревьев). Яблонь разводилось не менее 60 сортов, урожай составлял до 50 тонн. К обеду братии и паломникам подавали 80 кг свежесобранных ягод: смородины, крыжовника, малины. В парниках созревали арбузы весом около 8 кг, дыни – 3 кг, тыквы – около 33 кг. Процветало лесное хозяйство – питомник дуба, где деревца выращивались из семян. Саженцы кедров, пихт, лиственниц, тополей и каштанов вывозили отсюда в Санкт-Петербург и Финляндию. Благоустройство монастыря было основано на строгом соблюдении устава, совместном труде иноков и настоятеля. Валаамская обитель стала крупнейшим в России мужским монастырем, число братии превышало 1200 человек, число паломников в праздники – 4000. При ней было 13 скитов.

В 1819 г. монастырь неожиданно посетил «как простой паломник» император Александр I . Он приплыл на небольшом суденышке почти без свиты из Сердоболя. Войдя в собор, царь приложился к иконам, взял благословение у всех иеромонахов и, узнав порядок службы, явился раньше всех к утрене – в 2 часа ночи, молился же позади братии. После службы император с благочинным и экономом обошли монастырь и скит во имя Всех Святых. В прощальной беседе император Александр Павлович предложил ввести на Валааме архимандричье правление, но смиренный о. Иннокентий заметил, что «игуменство более прилично для общежития уединенного монастыря». По воле императора монастырь был утвержден в I классе, а игуменам пожалован бриллиантовый наперсный крест.

Посещение Валаама императором Александром II  с членами императорской фамилии, среди которых был будущий император Александр III, произошло в 1852 г. В память об этом у входа на 62-ступенную лестницу, ведущую к пристани, была построена «Царская» часовня во имя иконы Божией Матери «Знамение»  (1865 г.).

После октябрьских событий 1917 г. Финляндия получила независимость. Валаам оказался на ее территории, что сохранило на время обитель. 1918 г. был одним из самых  трудных для монастыря: голод, конфискация финскими войсками монастырского имущества. С ноября 1918 г. монастырь находился в ведении Финляндской  Православной Церкви, ставшей автономной и перешедшей в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. В сложных политических условиях, чтобы не прослыть «русской», Финляндская Церковь стремилась активно проводить реформы, подчеркивать свою самостоятельность. Она приняла новый календарный стиль, западную пасхалию, не признаваемую Православным миром. В сентябре 1925 г. во время визита на Валаам возглавлявшего Финляндскую Церковь епископа Германа прозвучало окончательное требование принять новый стиль. Значительная часть братии отказалась сослужить с ним и греческим митрополитом Германосом, стремясь придерживаться церковных канонов. Начались гонения. Многие монахи были высланы в отдаленные скиты, лишены должностей (на службу они стали собираться в гончарной мастерской, которая стала их церковью), другие должны были вернуться на верную гибель в СССР, некоторые перебрались в Сербию. Изгнанные иноки принесли традиции Валаама в разные части мира: европейские страны, США, Марокко. Печальное разделение братии сохранялось до 1946 г.

К 1925 г. в обители осталось около 400 человек, из них 70 иеромонахов и 40 иеродиаконов. В лютеранской, по преимуществу, Финляндии Валаамская обитель в эти годы продолжала быть светильником Православной веры.

Средоточием духовной жизни русского зарубежья Валаам был до советско-финской (Зимней) войны 1939-1940 гг. С начала военных действий обитель не раз подвергалась бомбардировкам. Наибольшему разрушению монастырь подвергся 24 февраля, когда Валаам бомбили более 70 самолетов. Казалось, что монастырь сотрут с лица земли. Сгорело северное крыло монастырского каре с больничной церковью, больницей и рухольной, но уцелела  уникальная библиотека из 29000 томов. Во время спешной эвакуации финские военные вывозили оружие и продовольствие, вывезли лишь около трети утвари. 18 марта 1940 г. опустевший Валаам был передан советскому командованию. Большой колокол отбил последние 12 ударов погребального звона по обители.

В ноябре 1941 г. на остров, вновь занятый финнами, игумен Харитон (Дунаев) послал пять иноков, возглавляемых иеромонахом Филагрием, для приведения в порядок валаамского хозяйства. Многие иконы были сожжены, в нижней церкви, лишенной иконостаса, был устроен солдатский клуб, разбит взрывами Андреевский колокол. Была осквернена Пещера Гроба Господня в Воскресенском скиту, разрушено здание штаба – бывшего странноприимного дома, монастырские заводы и мастерские. 20 июня 1944 г. иноки должны были вновь, и на этот раз навсегда, покинуть родную обитель. В бывшей усадьбе Папинниеми, приобретенной братией в июне 1940 г., началась жизнь Ново-Валаамского монастыря.

Старый же Валаам на долгие годы был обречен на забвение. С 1949 г. здесь находилась школа юнг, с 1949 г. – совхоз, с 1952 до 1984 гг. – дом-интернат для инвалидов войны и престарелых. В Воскресенском скиту обосновалась туристическая база. За несколько десятилетий было разрушено то, что создавалось веками. Монастырские здания даже формально не состояли под государственной охраной. «На кирпич разбирались каменные скиты, а деревянные использовались как легкодоступное топливо», - пишет современный автор. Погибли Коневский, Ильинский, Тихвинский скиты, Назариевская пустынь, около 20 деревянных часовен на островах. Последняя, Покровская часовня, сгорела в июле 1982 г., но потом, как и Владимирская, была отстроена  заново. Поругание святыни разрушало души поселившихся здесь с 1949 г. людей. По замечанию бывшего наместника монастыря с июля 1990 г. игумена Андроника (Трубачева), впервые источником разрушения обители стали «не войны противоборствующих держав, а разорение собственного гнезда, самоопустошение и самоистребление». Не могла дать новую жизнь Валааму и постепенная музеефикация – устройство в 1965 г. природного заказника, а в 1979 г. преобразованного в историко-архитектурный и природный  музей-заповедник. Планировалось устройство туристического аттракциона с канатной дорогой и аэродромом, строительство нового поселка на 1000 жителей. К счастью, этим планам не суждено было сбыться.

18 сентября 1989 г. Совет Министров Карелии решил «передать в пользование» Ленинградской епархии собор с внутренним каре и близ расположенные скиты, кроме Воскресенского и Гефсиманского. Ведущую роль сыграла в этом инициатива Патриарха Московского и Всея Руси, священноигумена Валаамского монастыря Алексия II, в отрочестве совершившего паломничество с родителями на Старый Валаам и через полвека вновь посетившего обитель. «Валаам поразил меня своим величием, своей духовной жизнью. Каждая пядь этой земли освящена подвигом, молитвой и трудом», – вспоминал Патриарх.

Первые шесть иноков (большинство из московского Свято-Данилова монастыря) прибыли на остров 14 декабря 1989 г. и с трудом разместились в бывшем изоляторе дома инвалидов. Возобновились службы в нижнем храме во имя преподобных Сергия и Германа. Начались монастырские реставрационные работы. В 1990-1991 гг. Верховным Советом Карелии решено было вернуть обители все «храмовые и административно-хозяйственные здания». С 11 по 12 июля 1992 г., в день памяти  преподобных Сергия и Германа, гостем Святейшего Патриарха в обители был Президент России Б.Н. Ельцин, подписавший Указ о предоставлении Валааму особого статуса. Храмы являются собственностью монастыря.

Валаамский монастырь – ставропигиальный. Непосредственно братию с января 1993 г.  возглавляет игумен монастыря, архимандрит Панкратий (Жердев), ранее исполнявший послушание эконома Свято-Троицкой лавры. Братия значительно возросла (более 100 человек). Возрождаются традиции валаамского трудового монашества: строительство и реставрация, флот, сельское хозяйство, автохозяйство, кузнечное дело, издание духовной и церковно-исторической литературы. Другие ремесла. Поднимаются из руин не только здания и хозяйства монастыря, но и скиты (в первую очередь, Всехсвятский, Никольский, Предтеченский  и Гефсиманский). Обитель имеет подворья в Санкт- Петербурге, в Москве, в Приозерске, в Сортавале.

Однако, по словам игумена Панкратия, «главное в монашестве не реставрация стен обители и не золото иконостасов, а созидание человека во Христе, жизнь в терпении, смирении и страхе Божием, хранение совести». С самого начала на Валааме были заведены строго уставные службы, валаамский древний распев. Главной заботой игумена является «сохранение мира, любви и единодушия в братском общежитии, без которых бессмысленно самое строгое соблюдение правил». Богослужения совершаются в храмах Петропавловском и Успенском (освящен в 1944 г.). В соборе появились такие святыни, как мощи преподобного старца Антипы Молдавского, икона преподобного Серафима Саровского с частицей мощей, частицы мощей преподобных Германа Аляскинского и схимонаха Николая, список с чудотворной Валаамской иконы Божией Матери.

Как провидчески писал о Валааме в 1936 г. И.С. Шмелев, «придет время, и расцветут подросшие цветы духовные: «Господний посев не истребится».  К братии и паломникам применимы слова святителя Игнатия (Брянчанинова): «Валаам, на котором вы видите гранитные уступы и высокие горы, сделается для вас ступенью к небу, той духовной высотой, с которой удобен переход в обитель рая».

Берташ А.

 Валаамский Спасо-Преображенский мужской монастырь,

 ставропигиальный //  С. 325-338.