Протоиерей Константин Титов

Константин Сергеевич Титов 1878 - 1964

Служил в Новгородской епархии 1937 -1941

           

Возвращённые имена

Источник:  Информационный листок церковно исторического общества при Воскресенском соборе Лужская свеча №7 сентябрь 2019 г.

 

 Протоиерей Константин Титов в кругу семьи

Сидят (слева направо): матушка Наталия Ивановна Титова, протоиерей Константин Титов, их дочь  Мария, тесть - протоиерей Иоаанн Судаков. Мария Алексеевна Судакова, её сестра Елена Алексеевна Молчанова.

Стоят: сыновья отца Константина: Анатолий, Борис, Николай, сестра матушки Наталья, Анна Ивановна Козлова       (урожденная Судакова) е супругом Александром Михайловичем Козловым, Надежда Ивановна Судакова, Владимир Максимович Максимов с  супругой Евгенией Ивановной Максимовой (урожденной Судаковой) у них на руках дочь Евгения.

Внизу: Елена Ивановна Пархоменко (урожд. Судакова) с супругом Михаилом Михайловичем Пархоменко     Дуга. 1924 г

  

Служение в Луге

 

 Санкт-Петербургская губ, г. Луга гимназия. Должность законоучитель. (1901-07.1903)

учительская школа и гимназия, иерей. Должность: законоучитель (1913-1917)

"Светелка" Школа народного искусства Ея Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны.

домовая церковь, священник (с 1914 до 1917? )

Ольгинская церковь при приюте принца Ольденбургского, священник (1917-1923)

Воскресенский собор, священник (1925-1933)

Казанская церковь, священник (1929-1932)

Протоиерей Константин Сергеевич Титов родился 13(26) мая 1878 года в г. Луге, в бедной богопослушной семье. Почти сразу после рождения мальчик был увезен родителями в Петербург, где отец его, Сергей Львович, получил место помощника машиниста на Варшавской железной дороге и затем 37 лет служил там же, но уже в должности машиниста. Сохранилась запись отца Константина о ранних годах его жизни, о семье и начале служения, это несколько страниц черновика к послужному списку от 1925 г. Записи особенно дороги для его дочери Марии: многочисленные обыски, аресты отца Константина не способствовали хранению домашнего архива, почти все было утрачено в десятках подневольных переездов.

«Семья была из девяти душ. - вспоминал отец Константин в 1925 г., - бывало к празднику бабушка из своего гардероба что-нибудь уделит и перекроит нам «одежду’».

Маленький Костя любил и жалел мать, она была болезненна и умерла на 48 году. «Увы: мне не пришлось утешать ее в старости. Когда я возвратился по окончании семинарского курса, я нашел мать лежащей на столе».

Жалость к матери, к честным и бедным родителям в будущем станет одной из причин безотказности в его священническом служении. Например, уже после возвращения из заключения, в Валдае, пришли на квартиру к отцу Константину попросить причастить больного в одной из дальних деревень  В этот день он служил, и матушка Наталия послала просившею к другому священнику, который должен был совершать требы. Вернувшись после службы, отец Константин огорчился: «Как же можно отказать в такой просьбе?? Л если это умирающий? Я поехал бы»

«Учился я в церковно-приходской школе, - писал отец Константин. - и с успехом её окончил, гак что попечительница полюбила меня и стала моей благодетельницей».

Запись эта была сделана в 1925 г. Имя попечительницы Екатерины Александровны Победоносцевой  уже нельзя было упоминать, но памяти её отец Константин был верен всю жизнь. Юный Константин усердно посещал храм, был прилежен в учебе, читал духовные книги, поэтому Екатерина Александровна предложила ему продолжить обучение в семинарии и обещала свою помощь, что и выполнила.


 в Духовном училище

«Для меня, не пропускавшего церковного богослужения когда была возможность, лучшего не было, как поступить в Духовное училище и окончить его.

С каким трепетом, помню как сейчас, я стоял в стороне, когда рассматривалось мое прошение об определении меня в училище. Рад я был, что буду учиться и родителям дам облегчение, все десять лет учился и жил я на полном пансионе».

По окончании с отличием Духовной семинарии в 1901 г выпускник был направлен законоучителем в старшие классы гимназии в Лугу - город своего рождения.  В Луге молодой законоучитель женился на дочери протоиерея Воскресенского собора Иоанна Судакова - Наталии Ивановне Судаковой (1882-1958).

Здание Мариинской гимназии. г Луга. Фото 1900-х.

Сегодня здесь находится детский сад №2 (пр. Володарского, д.9) 

В 1900 г. в Луге бы ла лишь  одна  Мариинская женская прогимназия, начальницей которой была Вера Ивановна Лемишевская [мать митрополита Мануила. Гимназисткой она стала  только в 1904 голу. Константин Титов мог преподавать с 1901 по 1903  год именно в Мариинской женской прогимназии, хотя в 1901 г в Луге было основано ещё одно учебное заведение Марии Фортунатовны фон Мерс, но в год  его создания там не могло быть старших классов, и гимназией оно стало лишь в 1906 г.

В 1903 г. Константин Титов был рукоположен в церкви святителя Митрофана Воронежского на Митрофаниевким кладбище в Санкт-Петербурге в праздник Преображения Господня во диакона, и вдень памяти святителя 7/20 августа - но священника

После рукоположения его назначают священником церкви Святителя Николая Чудотворца в селе Краколье (Усть-Луга) Ямбургсгого уезда 'Гам протоиерей Константин служил 10 нелегких лет, с 1903 по 1913 год.

Церковь в Краколье была центром прихода для семи поместий и одиннадцати деревень, расположенных в самых низовьях реки Луги. В Кракольском приходе была земская школа, в ней учились до 30 мальчиков и до 10 девочек, было и одноклассное училище. Впоследствии при Кракольской церкви была открыта церковноприходская школа, в 1909 году Святейшим Синодом была открыта народная библиотека.

Прихожан было много: в обыкновенные праздники сюда приходило до 400 человек, а в Великие - до 900. Проводились Крестные ходы, до 14 по различным датам. Забот священнику хватало с избытком. Казалось, что при таком большом и по-видимому, не самом бедном приходе, семье отца Константина приходилось очень нелегко.

«Приход был разъездной - деревин от села радиусом 17 км. Земли при церкви не было, если не считать одной десятины под огород. Сам и косил, и сушил сено, и обрабатывал огород и дрова колол... Лошади мы не держали, а корова была одна. В 1905 г. летом прилетел ко мне рой пчел. Взялся за пчеловодство. Столярное ремесло еще в Духовном училище изучил: делал и ульи сам».

В эти годы с отцом Константином живут его родные - больной отец, младшие брат и сестра, и другой брат с семейством, временно оставшийся без работы.

«За десять лет моей приходской жизни, разъезжая по больным, не помню, чтобы когда-нибудь взял с кого-нибудь хотя бы одну копейку. А разъезжать приходилось по больным очень много: помню, весной в одну деревню за 17 км в течение двух недель ездил пять раз так, что стало болеть сердце. За требы никогда не определял сумму, а довольствовался и благодарил за то, что давали. А иногда бывало, что обещали, потом поблагодарить, но и только... А своего сослуживца я удовлетворял полностью, отдавая ему следующую ему часть. Разницы между крестьянами и господами никогда не делал. Со слезами провожал меня мой первый приход. Через 10 лет, в 1913 г. попросил епархиальное начальство о переводе - трудно стало жить без квалифицированной медицинской помощи, народились дети и серьезно заболела матушка».

Просьбу протоиерея удовлетворили и перевели его в Лугу, где, как пишет в своих воспоминаниях дочь священника, «он законоучительствовал в учительской школе и гимназии», по-видимому, в той же Мариинской. Там в 1911 году уже был открыт педагогический класс. Девушки, имеющие образование 5-6-классной гимназии и продолжившие обучение в течение двух лет там же. получали звание домашней и сельской учительницы.

В краеведческих источниках нет иных сведений об учительском школе  Луге тех лет... Только в  1919 году такая школа была  организована, ее переводят  из Петрограда для подготовки  учительских кадров для села, позже ее переименовали в педагогический техникум Воспоминания дочери священника  были написаны ею в преклонном возрасте и она могла посчитать несущественными какие-то подробности, стараясь сохранить главное.

 

Отец Константин в Луге

Интересную страницу к биографии отца Константина добавил Владимир Анатольевич Цыганков, бывший руководитель Александро-Невского общества трезвости г. Луги. В своей статье, опубликованной на сайте Санкт-Петербургской митрополии «Молебен на месте Лужской «Светелки» Императрицы» он пишет: «Вероятно, с 1915 года и "Светёлке” находился временный домовой храм. Кто-то из лужан - старожилов припомнил, что храм был устроен в честь святого благоверного князя Александра Невского (так в детстве ему говорили старшие). Службы совершал священник Константин Сергеевич Титов. Он вёл с ранеными также и не богослужебные беседы» Достоверность этих сведений подтверждается тем фактом, что отец Константин был близко дружен с Варварой Петровной Шнейдер и ее сестрой Александрой. Варвара Петровна являлась крестной матерью Марии Титовой - дочери отца Константина. У дочери сохранился альбом репродукций А. П. Шнейдер с ее дарственной надписью отцу Константину*: «В воспоминание о Светелке глубокоуважаемому о. Константину* от А. Шнейдер 6.Х. 1919»

В конце 19- начале 20 века в  России повсеместно на окраинах  городов. в дачных местах и деревнях благотворители строили школы-приюты для малообеспеченных детей и детей сирот. чтобы дать им образование и профессию В Луге жена действительного статского советника Елизавета Павловна Шестакова выстроила у разлива Тёплого  Ключа  большой деревянный  дом усадебного типа

В нём планировалось создать благотворительную школу-приют для бедных детей с домовой церковью. Когда л 1913 году строительные работы по возведению идолы-приюта подошли к завершению. заветное желание Императрицы иметь в Луге и именно в этом месте дачу. стало известно Шестаковой. Елизавета Павловна сочла для себя за честь сделать подарок Государыне Александре Федоровне, которая приняла его с сердечной благодарностью. Лужский дом Императрица назвала "Светелкой "

30 мал 1914 года Государыня открыла в •Светелке* первое  в губернии отделение столичной Школы народного искусства, а уже 28 июля 1914 г. началась / Мировая война Школьные дела пришлось отложить.

Лужская * Светелка * стала центром сбора пожертвований и работы для раненых и солдат. В лужской « Светелке»  Государыня устраивает лазарет,  который получает наименование № 1 по Луге и  Лужскому уезду В лазарет ^Светелки» поочередно командируются ученицы старших классов Школы народного искусства, которые прошли курсы сестер милосердия

Живой отклик, вызванный общим желанием участия в деле помощи раненым, встретила Школа среди населения Луги и в  учебных заведениях  города (Мариинская женская гимназия  и гимназия М Ф. фон Мерс), а также среди крестьян Лужского района. В отчете Школы народного искусства о поездке Государыни 23 октября 1914 года в лужскую "Светелку” отмечено:

Её  Величество пожаловала неожиданно, без предупреждения. В лазарете шла обычная работа, врачи были заняты в перевязочной, раненые занимались кто чем*. "

В 1914-1915 гг. Государыня неоднократно приезжала в Лугу инкогнито, в платье сестры милосердия.

Понятно, что протоиерей Константин часто посещал «Светелку», исполняя не только свое священническое служение, но и следуя своему природному состраданию. Позабыв про усталость непременно оставался выслушать своих вновь обретённых духовных чад, наставить и утешить их, тем более, что это были раненые и в большинстве своем молодые люди.

 

В 1917 г. отец Константин становится священником в Ольгинской церкви  при приюте принца Одельденбургского.  Приюту придавался характер технической школы со своими мастерскими, и вскоре школа стала училищем, которое посещали а том числе и приходящие учащиеся из Луги окрестных деревень.

Церковь числилась как  Домовая при  учебном заведении, но прихожанами были не только обучаю-щиеся. Жители близлежащей округи окормлялись у отца Константина, он был известен и любим лужанами По воспоминаниям дочери священника  Марии Титовой, храм был расписан великим русским художником Виктором Михайловичем Васнецовым.

Документальных подтверждений этому нет. Мария в те годы была совсем юной и могла, возможно, что – то слышать, связанное с именем художника. Фотография внутреннего убранства Ольгинской церкви, дошедшая до нас, без росписей на стенах. Однако, бывшая лужанка, вывезенная эмиграционными родителями в 20 е годы в Шанхай, затем в Австралию, приезжая в Лугу и надеясь упокоиться на Родине, тоже упоминала Васнецова. Она рассказывала о музее в Ольгинской церкви. И говорила  о том, что Васнецовым была исполнена расписанная миниатюрная церковь или часовенка  Дарохранительница? , которая находилась в алтаре. Возможно были иконы художника? Так ли это? Проверить сегодня не возможно.

Училищной Церковью храм был недолго. В 1918 году, желая спасти Церковь от закрытия, прихожане обращаются к митрополиту Вениамину с просьбой переименовать Ольгинскую церковь из домовой при учебном заведении в приходскую. Прошение было удовлетворено: «Приход при Ольгинской церкви, ’что в городе Луге, в указанных границах утверждаю с 11  июля, каковой день храмового праздника должен считаться и днем открытия прихода»

После закрытия ОЛЬГИНСКОГО храма 1923 году протоиерей Константин (Титов) продолжает свое служение уже п. Воскресенском соборе Луги. Для священнослужителей и церквей начались страшные годы гонений.

В 1925 году  поминовение во время богослужения святителя Патриарха Тихона все СВЯЩЕННИКИ Воскресенского собора были арестованы. Властями запрещено было даже упоминать имя Патриарха. Отца Константина забрали прямо со службы. не дав зайти домой.

Патриарх Тихон с 21 ноября (4 декабря) 1917 года становится Патриархом Московским и «всея России. Выполняя свой патриарший долг в 1918 году, он обращается к новой власти – «народным» комиссарам: «Целый год держите вы в руках своих государственную власть и уже собираетесь праздновать годовщину октябрьской революции. но реками пролитая кровь братьев наших, без жалостно убитых но вашему приказ,  вопиет к небу и вынуждает Нас сказать вам горькое слово правды.» Патриарх осуждает расстрел Помазанника Божия Императора Николая, постоянно обличает бесчинства новой  власти.   Простить такое власть не могла.

В марте 1925 г. начались допросы патриарха Тихона он был осужден по 39-й статье Уголовного кодекса РСФСР, что предусматриваю высшую меру наказания

25 марта (7 апреля) 1925 года в праздник Благовещения, Патриарх скончался на 61-м году жизни - по официальным данным от сердечной недостаточности, хотя существует версия о его отравлении.

Арест священников прямо во время службы потряс прихожан. Судилище было устроено открытое, «показательное» - в тот же день. Неожиданностью для властей было то, что все присутствовавшие в зале, а зал не вмещал всех желающих и многие толпились на улице, были настроены сочувственно к подсудимым. Только к 12 часам ночи суд удалился на совещание, но люди не расходились и ждали решения.

В 3 часа ночи был объявлен приговор, по которому отец Константин был приговорен к трем годам лишения свободы со строгой изоляцией. Услышав это, зал ахнул!  Тогда после некоторой паузы чтение приговора продолжилось: «...Но, учитывая, что это первая судимость, заменяется пятью годами условно».

Матушка Наталия во время этого процесса была настолько больна, что присутствовать в зале суда не могла, к тому’ же с ней оставались восьмилетняя дочь Мария и мать Мария Алексеевна, которая переживала за судьбу двух судимых одновременно - мужа  отца Иоанна и зятя - отца Константина. Только старший сын Анатолий бегал весь день и часть ночи из суда домой, чтобы сообщить, что происходит в суде.

Переживания юноши за судьбу отца и семьи стали одной их причин его последующего психического заболевания, которое свело его в могилу в 27 лет. Обладая прекрасным баритоном, он был псаломщиком в храме, где служил отец Константин, мечтал о духовном образовании, но этот путь был закрыт (духовных школ не было). Тогда для постановки голоса он попытался поступить в музыкальное училище. В одном он не был принят как «поповский сын», а в другом ему своеобразно «помог» женсо-вет, который не постеснялся при нем вынести суждение: «Чем виноват щенок, что от такой собаки родился?» Бесспорный талант вынудил приемную комиссию зачислить юношу на обучение, но перенесенные испытания семьи, несправедливые унижения подорвали его здоровье, началось тяжелое психическое заболевание, с которым семья справлялась долгих семь лет. К преследованиям властей добавлялись страдания родителей за детей.

Так начались мытарства семьи протоиерея Константина и его самого.   

Несмотря на то, что отец Константин уже был осужден, и следовало быть осторожным, отец Константин никому из прихожан не отказывал в просьбах о совершении треб, даже тайно крестил детей, которых приносили матери, не ставя в известность своих мужей - коммунистов.

Дважды, уже после суда, отца Константина арестовывали и отправляли в камеру предварительного заключения в Луге. Неоднократно устраивались в их квартире унизительные обыски.

В 1928 году Лужский епископ Феодосий (Вощамский), приступивший к служению вместо арестованного епископа Мануила (Лемешевского), решает перевести отца Константина в Казанскую церковь. Чем было вызвано это решение можно лишь предполагать. Возможно, из соображений безопасности самого священника, или Воскресенского собора и всего притча? Ведь протоиерей Константин Титов постоянно находился под зорким оком властей и уже дважды арестовывался, но был отпущен. Паства любила своего батюшку и не хотела отпускать его из Воскресенского собора в Казанскую церковь. В документах сохранились письма прихожан предыдущему епископу - Мануилу (Лемешевскому), уроженцу нашего города, который в это время находился в Соловецком лагере, и его ответы и увещевания лужанам. 

Епископ Мануил из Соловецкого лагеря шлет старческое послание пастве:

"Возпюбленным о Господе чадам Лужской Православной церкви». В котором есть такие строки: «С миром отпустите своего пастыря о. Константина в Казанскую церковь. Тем из вас, которые привыкли к о. Константину и продолжают его любить и жалеть предлагаю сейчас поступить так: со всеми домашними требами безусловно обращаться к священникам собора очередным  а все остальные требы - молебны, панихиды и т. д.  заказывать в Казанской церкви. Но у вас есть еще одно затруднение - как быть теперь с духовником? Зря менять их нельзя и только с архипастырского благословения<... >, но не без всякой основательной причины.

Нехорошо и духовным чадам о. Константина отходить сейчас от него, особенно тем из них, кто исповедовался у него много лет . Я думаю, что е  погрешаю. благословляя вас на такой путь вашего духовного делания... >. Укрепите в сердце моем свою любовь ко мне приумножением любви своей к владыке Ф. (владыка Ф. - Лужский епископ Феодосий (Вощанский), по чьему рас-поряжению отец Константин был переведен в Казанскую церковь), и закончил послание словами: я Сотворите мир и  любовь».

Таким образом, в 1929 г. отец Константин приступает к служению в Казанском соборе. Семье живется очень тяжело.  На руках больной старший сын, двое других учатся в Ленинграде, больная мать и 15-летняя сестра. Одно упование - на Бога. В семье Титовых очень многое было связано с именем преподобного Серафима Саровского (даже посвящение о. Константина состоялось через несколько дней после открытия мощей преподобного), поэтому дома ежедневно непременно читался акафист чудотворцу. Отец Константин не расставался с образом преподобного и наконец, отправился в Дивеево и Саров помолиться о сыне и просить помощи у преподобного Серафима. По воле Божией, по молитвам чудотворного старца, тяжелая болезнь сына разрешилась тем, что 19 июля/1 августа 1932 г. (в день памяти преподобного Серафима Саровского) Господь взял его к себе. Если бы молитвы отца Константина не были услышаны судьбы Анатолия, его больной матери и 15-летней сестры могли сложиться много тяжелее.

В декабре 1933 года, отец Константин был снова арестован. Сначала он томился в Луге, затем, в конце января - середине февраля 1934 г., его перевели в Ленинград в подвал Большого дома, откуда по приговору «тройки»», уже без всякого суда, отправили на Дальний Восток. Батюшке в это время было 55 лет, душа его болела об оставленной семье и прихожанах.

Переживал отец Константин и за судьбу дочери Марии. До 6 класса ей не пришлось учиться в школе: как члену семьи лишенцев за все надо было вносить плату' - с «поповской дочери» - в сумме, равной сумме годового подоходного налога отца, а при переводе в 8-й класс, даже, при высокой ее успеваемости, потребовалось разрешение Ленинградского обкома комсомола.

С семи лет Мария пела в церковном хоре. Господь даровал ей этот талант. Отец Константин, чтобы не обременять псаломщиков, часто брал се с собой при совершении треб на дому, а после того, как большинство соборного причта было отправлено на лесозаготовки п другие принудительные работы, она очень часто исполняла обязанности псаломщика в Казанском соборе. После отправки отца Константина в ссылку дочери священника был предложен выбор: или занятия в школе, или посещение церкви. Отказываться от веры в Бога она не собиралась и была исключена из школы, начала работать, но и на работе райком партии стал требовать от начальника организации её увольнения.

После приговора и отправки отца Константина в лагеря матушку Наталию Ивановну сразу выслали за 100 км от Луги. Она, больная бронхиальной астмой, в сопровождении сына, приехавшего для этого из Ленинграда, с двумя чемоданами поехала в Новгород, где и жила в чужом углу до возвращения отца Константина из ссылки, снимая комнатку, где помещались лишь кровать да стол.

В ссылку на Дальний Восток отец Константин был отправлен в одном товарном вагоне с архимандритами - братьями Гурием (будущим Ленинградским митрополитом) и Львом (Егоровыми) и с рядом других священников, в том числе с отцом Владимиром Шамониным [8]. впоследствии настоятелем храма св. Александра Невского в Шувалове. Вместе они и отбывали заключение.

Арест священника. Фото из интернета

В первые часы пути отец Константин, как и многие из спутников, был ограблен урками, которыми намеренно «разбавляли» в вагоне ссыльное духовенство. Силой отобрали все теплые вещи, включая одеяло, а была зима... Духовной поддержкой были общие молитвы и поддержка друзей-священников, да общая ссыльная судьба.

Протоиерей Владимир Александрович Шамонин (1882-1967 гг.) 

Отец Владимир (Шамонин) посылал своей семье письма в стихах, в них неоднократно упоминается отец Константин, эти стихи цензура пропускала, они сохранились. Письма самого отца Константина из заключения доходили до семьи большей частью зачеркнутые.

Из стихов отца Владимира (Шамонина), описывающих их крестный путь:

...Без свеч во тьме тонул вагон...

Табачный дым стеснял дыханье...

И медленней тоски огонь

Сжигал любимые мечтанья.

В два зарешеченных окна.

Как и в отверстие для стула.

Врывалась холода волна

Да властный окрик караула.

У отца Константина была прекрасная память, он мог совершать любые богослужения без служебника. Как ценили это его свойство заключенные священники, видно из стихов отца Владимира:

«Был очень ценен Константин –

Его феноменальна память:

Он наизусть из нас один

 Любую службу может править.

 Он нам подсказывал тотчас,

В процессе службы помогая:

Чуть слышно выправит он нас.

Коль в чем заминка есть какая»

 Работы ссыльные священники выполняли разные. Отцу Константину приходилось работать и на сплаве леса (это при суставном ревматизме!), и пасти свиней. Однажды пришлось спасать вверенное ему стадо от уссурийского тигра. Господь по его молитвам помог: между убегавшим стадом и догоняв-шим его тигром неожиданно проехал грузовик. Тигр повернул обратно. А не спас бы - неизвестно, оставили бы отца Константина самого в живых, за каждую свинью заключенный священник отвечал головой.

Около того места, где отец Константин пас свиней, по просьбам живущих в деревне, он совершал требы, даже служил «обедницу» (без Таинства пресуществления Святых Даров). Чтобы никто из верующих не пострадал, все проводилось тайно на опушке леса. когда отец Константин уезжал из мест заключения, благодарные ему люди не хотели лишаться общения со своим обретенным духовником и вступали в переписку', хотя для них это было небезопасно.

Освободили отца Константина досрочно (по зачетам) через три года в 1937 году в день Покрова Пресвятой Богородицы.

«Нам его Господь, - вспоминает дочь, - сохранил до 1964 г. - А тех, кого взяли в заключение в 1936-1937 гг. сразу же расстреляли».

В эти годы сгинули безвестно, были расстреляны в годы гонений священники из Луги и лужских приходов, сослуживцы отца Константина: протоиерей Захария Боченин, священники Владимир Егоров, Александр Сперанский, Петр Вихров. Александр Лавров, диакон отец Леонид Студийский, псаломщик Алексей Ильинский, вся братия мужского Череменецкого монастыря, женского Нежадовского Воскресенско- Покровского и других. Список репрессированных за время гонений священно и цер-ковнослужителей Лужского района на сегодняшний день превышает сотню имен.

 

Новгородская область, г.Валдай. Церковь святых апостолов Петра и Павла

После возвращения из лагеря отец Константин был назначен в г. Валдай в церковь в честь святых апостолов Петра и Павла, где и в наши дни есть верующие, поминающие его. Там он жил и трудился уже с матушкой, перевезенной из Новгорода с 1937 до 1941 года, когда они в начале войны были принудительно эвакуированы в деревню под Осташков. И в деревне на свой страх и риск, по просьбам верующих, отец Константин совершал требы.

Жили в Осташкове на официальном иждивении младшего сына Николая (погиб 15.01.1944 при освобождении Ленинграда. Средний сын Борис получил тяжелое осколочное минное ранение и позже умер от рака бронхов).

В конце войны отец Константин с матушкой возвратились из Осташкова в г. Валдай. Годы перенесенных страданий и переездов дали о себя знать, особенно пошатнулось здоровье матушки. Ей при бронхиальной астме было тяжело дышать на Валдайской возвышенности. Ухаживать было некому. По слезной просьбе дочери, живущей с сыном в Ленинграде, протоиерей Константин был сначала переведен митрополитом Григорием (Чуковым) на родину - в Лугу; а затем по ходатайству  благочинного отца Александра Мошинского, - в Лисий Нос. в храм во имя святого равноапостольного князя Владимира.

Храм во имя святаго равноапостольного князя Владимира. Лисий Нос.  Фото 2014 года

Однако здесь нашлись люди, которые, узнав о его судимости, донесли властям. В Рождественский сочельник 1949 г. сразу после литургии отца Константина вызвали в милицию, где предложили в 24 часа выехать из Лисьего Носа. Продержали в милиции более б часов. Отец Константин очень беспокоился, что опаздывает ко всенощной, но прихожане ждали его до 20 часов. По возвращении он сразу же стал служить всенощную. На в милиции на сквозняке пастырь простудился к получил двухстороннее воспаление легких с температурой до 40°. Литургию в праздник Рождества Христова служил командированный епархией иеромонах Иоанн (Иванов), впоследствии епископ Вятский

По выздоровлении отца Константина ждала заслуженная сам награда митрой. В день награждения  в Никольском соборе г Ленинграда митрополит Григорий (Чуков) спросил отца Константина, не согласится ли он поехать служить во Псков, в храм святого великомученика Димитрия (Димитриевская церковь на кладбище). На что отец Константин, не рассуждая и не спрашивая, ответил: «Благословите, Владыко».

 

1949 год

Отец. Константин с матушкой Натальей Ивановной г. Валдай            

В Псков он поехал сначала одни, с одним чемоданом, и приступил сразу к службе в Димитриевской церкви. Через год приехала к нему матушка, жившая до того времени вместе с дочерью (я тому времени овдовевшей) и внуком в десяти метровой комнате в Ленинграде.

 (У среднею сына в 11-метровой комнате коммунальной квартиры ютились жена и двое детей)

Во Пскове с 1949 года они с матушкой прожили 7 лет. Возрождать и налаживать приходскую послевоенную жизнь пришлось протоиерею Константину Титову

 

Дмитриевская церковь.

Дмитриевская церковь считается кладбищенской с 1784 года. Дмитриевское кладбище можно было по праву назвать достопримечательным местом Пскова.

Здесь нашли свой покой многие известные люди. Среди них друг поэта Михаила Лермонтова первый председатель Псковской губернии земской управы Михаил Александрович Назимов, родные декабриста Ивана Пущина,  который являлся другом великого поэта Пушкина и много других славных имен

В декабре 1937 г.  были арестованы и вскоре расстреляны оба служивших в церкви протоиерея. – Алексей Васильев и Константин Знаменский.

К лету 1941 года церковь ещё числилась действующей, но богослужения в ней не совершались « за отсутствием священника)

Храм является памятником государственного значения и взят под охрану государства. 

В 1953 году ко дню 50-летия (9) служения у Престола Божия протоиерей Константин Титов был награжден Патриаршей грамотой (высшая награда в тот период, так как церковных орденов тогда не вручали). В Пскове отец Константин прослужил до осени 1957 г.

За все годы своей службы в храмах отец Константин никогда не бывал в отпуске. Лишь на краткое время он отлучался в поездки к духовным отцам для исповеди. Иногда, зачастую пешком - крестным ходом в Череменецкий монастырь из Луги, и в Псково-Печерский монастырь из Пскова в периоды службы там.

Остальное время он всегда пребывал с духовными детьми, за которых молился, приходя в храм задолго до начала литургии. Знакомясь с пастырями, он всегда спрашивал имена их родителей, чтобы о них молиться. С 1952 г. он стал особенно молиться и за «во аде сущих»».

За 54 года службы из его многочисленных духовных детей многие сами стали пастырями. Хочется упомянуть схиархимандрита Александра (Васильева)- духовника Псково-Печерского монастыря, отошедшего ко Господу в 1998 г Из ушедших в вечную жизнь - блестящего проповедника протоиерея Александра Медведского (служил настоятелем Никольского собора Ленинграда).

Во все годы своего пастырского служения отец Константин за каждой службой, будь то литургия, всенощная, вечерня с акафистом или пассия, непременно говорил поучения, в которые стремился включать все необходимое для прихожан не только из Евангелия или апостольских посланий, но и из творений святых отцов; святителя Иоанна Златоуста, святого праведного Иоанна Кронштадтского, святителя Феофана Затворника (Вышенского) и других, из житий святых.

Если он не был на службе или требах, старался впитать как можно больше из Псалтири, из молитв, акафистов, с которыми не расставался и знал многие наизусть. К концу жизни отец Константин стал терять зрение из-за глаукомы, и знание текстов на память помогало ему молиться без книг

Скромный священник небольших приходов, он, должностей особых не занимая, имел все духовные награды.

Матушка Наталия Ивановна скончалась 5.03.1958 г.

Протоиерей Константин (Титов) в годы служения во Пскове (1950 -1937 гг.)

Многое пришлось пережить отцу Константину и в последние годы своей жизни, прошедшие в Ленинграде в коммунальной квартире на улице Жуковского. Здесь жил он у дочери и многое претерпел от безбожных соседей; ими не раз совершались кражи в комнате отца Константина в часы отсутствия дочери и внука, когда те были на работе. Его вычеркивали из списков живых (при выборах) как умершего, постоянно старались настроить внука против деда, как мешающего жить в такой тесноте (комнатка 10 кв.м ). И даже издевались над духовными чадами пастыря, приходящими дежурить у постели больного отца Константина в последние месяцы его жизни (во время отсутствия дочери), и многое другое.

В последние недели своей жизни он очень часто исповедовался и причащался посещавшими его сначала отцом Модестом Лавровым (служившим в 1947-1948 г. в Казанском храме г. Луги) и затем отцом Александром Денисюком.

Исповедался и причастился отец Константин и за несколько часов до смерти.

Преставился он 13 марта 1964 г., в возрасте почти 86 лет.  В момент последнего издыхания он приподнялся на кровати, поднял руки и, радостно отвечая Кому-то, воскликнул: «Иду! Иду’»

 

Протоиерей Модест (Лавров) (1875-1967 гг.)

Похоронен протоиерей Константин Титов на Большеохтинском кладбище Санкт-Петербурга. По благословению священноначалия, в его отпевании участвовали, кроме причта храма, и его последние духовники.

В своем завещании, написанном за 7 лет до смерти, он прежде всего просил у всех христианского прощения и сам простил всех. Просил особенно отцов поминать его после смерти за Божественной Литургией, при отпевании положить в простой деревянный некрашеный гроб, чтобы при этом не было никаких венков и цветов, на могиле поставить крест, обозначив, кто лежит, и мольбу: «О, брат’ О. сестра! Помяни меня грешного, да и Господь помянет тебя»*. Эта надпись учинена. Просил он еще питать нищую братию (хотя бы немного) за упокой его души и в память того, что он и сам всю жизнь стремился помогать нуждавшимся.

  

Библиография

Титова М.К. Исповедник православия протоиерей Константин Титов Воспоминания. [Текст] //Санкт-Петербургские епархиальные ведомости». ып. 24,2001г.-С.61-67.

Зубарева В.И Исповедник православия протоиерей Константин Титов [Текст] // Православная Луга.- 2007,- №№4(66), 5(67); 2008 .-№1(68)

I Набокина О.В., Носков А.В. Луга и окрестности. Из истории населенных мест Лужского района[Текст].- , М.:ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2015.

Носков А В. Луга на почтовых открытках [Электронный ресурс] - Режим доступа: https://www.proza.ru/2011/01/06/1400 (Дата обращения: 18.09.2019)

| Фотографии старой Луги [Электронный ресурс] -Режим доступа: https:/vk.com/photo-72675196_331931075 . (Дата обращения; 18.09.2019)

Цыганков В.А. Лужская «Светелка» Императрицы: [Электронный ресурс] Сайг Санкт-Петербургской митро­полии Русской П разосланной церкви .Раздел: И А °Вода живая* .- Режим доступа: http://mitropolia.spb.ru/news/av/?id=17973  (Дата обращения. 14.09.2019)

Павел, игумен Добрый пастырь: Титов Константин Сергеевич, протоиерей (Псковская епархия): [50-kетяе ; служения в иерейском сане] // Журнал Московской Патриархии.-1953. - 10.- С. 52.

  

 Храм во имя святой равноапостольной княгини Ольги в Луге

 

"В 1908 году церковь отштукатурили и покрасили в светло-зеленый цвето. Ее архитектура замечательно  в писалась в окружающий ландшафт, отражая дачный характер этого дачного уголка  старой Луги" (О.Набокина)