30
Современная детская книга: ценности и смыслы

По какой-то неведомой причине красота и богатство русского языка, так необходимые детям, сегодня игнорируются писателями, редакторами, издателями.

В России отношение к книге почти библейское: открывая ее, человек подспудно готов услышать весть, слово. И детская книга – это первое средство для того, чтобы научить ребенка слышать слово, проникать в его смысл, воспринимать художественный образ, познавать мир.

В России отношение к книге почти библейское: открывая ее, человек подспудно готов услышать весть, слово

Мы понимаем, что жизненно необходимо познакомить ребенка с хорошей отечественной книгой: показать пример красоты русского языка, научить тому, что русская литература является уникальной благодаря ее особой поэтике, христианской глубине, нравственному и духовному богатству ее содержания. Таковы русский фольклор, сказка, русская классика, такова и прекрасная советская детская книга, поддержавшая нравственно-этический идеал русской культуры. Какое счастье, что они у нас есть, что мы можем на них опереться.

Но наряду с вечной классикой наши дети читают и современную детскую литературу, в которой часто нет мировоззренческой целостности, художественного высказывания и, наконец, хорошего русского языка. В детской книге сегодня можно встретить что угодно – от психологических аффирмаций для малышей до эзотерических экспериментов в подростковой фантастике. К сожалению, в публичном поле не обсуждаются смыслы и ценности, которые несет современная литература детям. Кажется, родители озабочены только тем, чтобы ребенок «читал». Но вопросы о том, какие нравственные ценности несет произведение, какие струны души ребенка оно затрагивает, на чем фокусирует детское внимание, часто остаются без внимания.

Некоторые российские исследователи считают, что в условиях борьбы различных систем ценностей важно не втягивать ребенка в эту борьбу, но «деликатно и осторожно научить его самостоятельно ориентироваться в сложном современном мире» – пусть, мол, ребенок читает что хочет, сам выберет, со временем научится различать прекрасное и ужасное. Эта позиция ложна, а в современных реалиях уже и опасна. Она лежит в плоскости идей «равноправия» и «раскрепощения» ребенка. В том, чтобы посеять в душе ребенка благие зерна, а не плевелы, и заключается родительский труд. Как говорил архимандрит Иоанн (Крестьянкин): «Над душой надо трудиться самим и не ждать, что само вырастет то, чего не сеяли». Именно в детстве настраивается внутренний слух, воспитывается вкус человека, христианина.

Почему же тогда никто не говорит о содержании современной детской книги? На мой взгляд, этому есть несколько причин. Основная, очевидная причина проблемы – детская литература без государственной и общественной поддержки отдана во власть рынка. Главной целью издателя является продажа книги, а не ее литературная и мировоззренческая ценность. Поэтому в последние годы была сделана ставка на современную переводную западную детскую литературу, издавать которую выгодно. Она хорошо иллюстрирована, привлекательна, легка для восприятия – фокус внимания в ней переведен с текста и смысла произведения на художественное оформление: отсюда обилие книжек-картинок, комиксов, энциклопедий. Но само содержание вызывает массу вопросов.

Сюжет, смысл, языковые находки теперь, кажется, не имеют никакого значения, – западная литература для малышей, например, должна просто «нести положительные эмоции». Поэтому из одной книги в другую кочуют похожие друг на друга милые герои и шаблонный текст на целый разворот в духе: «А птички почему так громко поют? – спросил Лисенок. – Чтобы мы могли танцевать, конечно же! – пропела мама». И вроде книжки для детей красивые, адаптированные, и герои добрые, и родители лисят реагируют «осознанно», поощряют свободу ребенка проявлять «эмоции» и «экологично» их проживать, сохраняя «эмоционально-безопасную» дистанцию. Но почему-то после прочтения становится грустно: неужели миру детства может быть присуща такая скудость восприятия, отсутствие художественного образа, примитивный русский язык?

Ограничен и круг тем современных западных произведений для детей – чаще всего речь в них идет об эмоциях и социализации ребенка, о включении в жизнь общества людей с особенностями, экологической проблематике, отдельно стоит блок познавательной литературы. Я оставляю за рамками разговора продвижение детям через книгу античеловеческой повестки и прочего. При всей своей мнимой нейтральности – «за все хорошее против всего плохого» – детская западная литература очень дидактична и последовательно транслирует свои ценности: приземленность, упрощение, утилитарность всех аспектов жизни, независимость ребенка, сосредоточенность на «эмоциях», стремление к «успешности» и т.д. Так, например, богато иллюстрированная книга «Крошка Венди и дом на дереве», в аннотации которой сказано, что это «одна из самых трогательных книг, которую вы когда-либо читали», на деле оказывается историей о том, как героиня крольчонок с задатками успешного предпринимателя «утерла нос» всем, кто в ней сомневался: «Ого! – только и смогли выдавить друзья», – читаем мы кульминацию повествования.

Обращает на себя внимание какая-то болезненная привязанность западных авторов к психологии, которой отводится роль религиозного сознания

Обращает на себя внимание какая-то болезненная привязанность западных авторов к психологии, которой в детской книге отводится роль религиозного сознания. Если книги для дошкольников и школьников несут «положительные аффирмации», то литература для подростков и молодежи, с точностью до наоборот, погружает детей в мир уныния, конфликта, одиночества, сарказма, психологии травмы: акцент делается на неполноценности ребенка, семьи, человека. Можно бесконечно перечислять эти «произведения»: от «Джулии и акулы» от «автора бестселлеров и лауреата премий» об отношениях девочки и ее психически больной мамы, до «50 дней до моего самоубийства». Таким понятиям, как жизнелюбие, жизнерадостность, тяга к высоким целям, романтика, характерным для молодости, когда «все горы по плечу», дорога в западную подростковую литературу закрыта.

Все чаще главными героями книги становятся чудища, монстры и духи – мир художественного произведения превращается в мир ужасов, мистики и эзотерики. Полистайте в интернете списки лучших книг для подростков, и вы увидите там странные и страшные книги от детективных историй в мире духов до мерзостей и ужасов, происходящих с главным героем двенадцати лет. Можно услышать от исследователей слова о том, что это «новый вид сказки», но на самом деле это хорошо продаваемый духовно опасный вид (анти)литературы, насаждающий в традиционном мифологическом сознании ребенка инфернальных героев и воздействующий на детскую психику.

Проблема также усугубляется тем, что теперь и отечественная детская литература подражает западным образцам. Как минимум расстраивает, когда русские авторы пишут книги, похожие как две капли воды на переводные. Как сказал в одном из интервью писатель Андрей Усачев, молодые русские авторы, возможно, создают в своих произведениях «славный буржуазный мирок викторианской эпохи», потому что сами хотели бы в нем оказаться. Если дело происходит в русской сказке на новый лад, то сюжет почему-то развивается «как в школе монстер-хай». На обложках русских книг красуется транслитерированная абракадабра – «виммельбух», «фикшн», «нон-фикшн», «юнг-адалт» и т.д. А ведь капитан Врунгель предупреждал: «Как вы яхту назовете, так она и поплывет!». Если художественную литературу обозвать словом «фикшн», увы, «фикшн» и получится. Казалось бы, современные писатели, редакторы и издатели должны были закончить литературный институт или филологический факультет, иметь развитое языковое чутье. Но по какой-то неведомой причине красота и богатство русского языка, так необходимые детям, ими сегодня игнорируются.

Если художественную литературу обозвать словом «фикшн», увы, «фикшн» и получится

Слово воспитывает, радует, согревает. Если я читаю в народных русских сказках А.Н. Афанасьева, например, «мышечка-тютюрюшечка» или «ящерка-шерошерочка», – это праздник для души и слуха на весь день. Или, например, возможно ли в современной истории, подражающей западной литературе, услышать характерный для русской сказки сюжет о воскресении, как у Бориса Шергина:

«Над белыми мхами развеличилось облако и упало светлым дождем на Романушку. И ожил дитя, разбудился, от мертвого сна прохватился. Из-под кустышка вставал серым заюшком, из-под белого мха горностаюшком. Людям на диво, отцу-матери на радость, веселым людям-скоморохам на славу»?

Такие волшебные слова и сюжет можно придумать, только если ты любишь русский язык, родную культуру. Давно ли мы видели на полке книжного магазина красиво иллюстрированное издание сказок Шергина? Скорее всего, никогда. Попробуйте купить в интернет-магазине книгу сказок А.Н. Афанасьева – ее нигде нет в наличии, книга не издается.

Есть большая разница – читаю ли я малышу потешки, прибаутки, книжки, в которых есть игровой подход, метафоры, шутки, присказки, где звучит родная полноценная речь, полная любви поколений к русскому слову и художественному образу, или «книги для тоддлеров» в духе изданий «Мои эмоции», «Моя любовь всегда с тобой» и пр. В последнем случае мы колоссально обедняем себя и своего ребенка.

Сегодня, безусловно, есть прекрасные российские авторы и хорошие книги. Во-первых, выпускается множество чудесных детских православных литературных и познавательных журналов: «Колокольчик», «Саша и Даша», «Мурзилка», «Простокваша», «Веселые картинки», «Юный натуралист» и многие другие – читать их одно удовольствие. На сайте Почты России в разделе «Подписные издания» их более ста. Если оформить подписку, то можно подарить ребенку радость ожидания – дети с нетерпением будут проверять почтовый ящик в надежде найти новый номер журнала. Они его, без сомнений, прочитают от корки до корки.

Если я встречаю хорошие современные стихи и прозу для детей, написанные в русле русской традиции, я очень радуюсь, как будто нахожу сокровища. Например, веселые стихи Андрея Усачева, Натальи Карповой полны семейного тепла. Игровые стихи поэта Игоря Шевчука, одного из авторов «Смешариков», сценариста «Фиксиков», автора многих любимых детских песен – от «Фиксипелок» до «Росиночка-Россия» – это один сплошной веселый языковой эксперимент, как, например, в книжке «Крылатые выражения в сти-ха-ха-х». Но вместе с тем есть у поэта и очень пронзительные стихи:

Где мое сердце живет?
Думаете, наверно,
Повыше чуть, чем живот?
А вот как раз и неверно!

Чуть-чуть -
в деревне у бабушки.
Там, где ночью в реке
Стучали таинственно камушки
И вился туман вдалеке.

Чуть-чуть –
у соленого моря!
Где, не доплыв до буйка,
Я папе однажды проспорил
Своих леденцов полкулька.

Еще –
у мамы под мышкой,
Где мог я маленьким стать.
Залечь с какой-нибудь книжкой -
И даже ее не читать.

(…)
Когда-нибудь это всё вместе
Я чудом сложу…
И вот
Тогда мы окажемся в месте,
Где мое сердце живет.

«Шкатулочные истории» и другие книги молодого писателя Алены Кашуры – радость для ребенка и взрослого, любящего русский язык. Они сочетают сказочность, простоту, органичность, живость и легкость языка. Удивительные языковые находки (Нитка с суровым характером, Пряжа с характером мягким, запутавшийся сам в себе Сантиметр, Иголка, которая слушает ушком, и другие герои) будят фантазию ребенка – так и хочется придумать что-нибудь «этакое» самому. Книга «Кот в ведре» Станислава Востокова с короткими рассказами о русской деревне радует своим внутренним юмором и неспешным повествованием. Одним словом, «кто ищет, тот всегда найдет!».

Ответственность за выбор рукописей сейчас лежит на плечах редактора издательства

Ответственность за выбор рукописей сейчас лежит на плечах редактора издательства. Прекрасно, если это человек, влюбленный в свое дело, осознающий ответственность перед детьми и своей культурой, а не только коммерческий руководитель. Государство регулирует деятельность издательств только на уровне актов ГОСТ, Техрегламента, СанПиН, Федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Но эти акты обладают больше ограничительными полномочиями, чем рекомендательными, они защищают ребенка хотя бы от очевидного вреда. Качество детских произведений с литературной точки зрения оценивают литературные конкурсы и премии: им. П.П. Ершова, им. П.П. Бажова, им. Корнея Чуковского, им. С. Маршака, им. Сергея Михалкова и многие другие. Они не ставят своей целью поддержку книг только традиционного, христианского мировоззрения и русской культуры, задачи у них другие, хотя среди победителей и дипломантов, конечно, есть немало достойных книг.

А хорошую книгу российские дети ждут! Добрую, веселую, многогранную, такую, чтобы после ее прочтения в мире все вставало на свои места, прибавлялось сил, вырастали крылья, а с героями хотелось дружить. Чтобы хотелось разобрать книгу на цитаты, срисовать иллюстрации, дать почитать другим. Если речь о познавательной книге – чтобы с каждой страницей мир вокруг становился интереснее, прочитав ее, хотелось стать геологом, изобретателем, художником, балериной, ветеринаром – а лучше всеми сразу. Вот такую книгу. Если ты держишь ее в руках, то испытываешь радость от того, что есть люди, которые ее написали, нарисовали и напечатали.

Василий Макарович Шукшин взывал к нам:

«Русский народ за свою историю отобрал, сохранил, возвел в степень уважения такие человеческие качества, которые не подлежат пересмотру: честность, трудолюбие, совестливость, доброту. Мы из всех исторических катастроф вынесли и сохранили в чистоте великий русский язык, он передан нам нашими дедами и отцами. Уверуй, что все было не зря: наши песни, наши сказки, наши неимоверной тяжести победы, наше страдание – не отдавай всего этого за понюх табаку».

Как хочется, чтобы мы услышали его слова и обратили внимание на смыслы, которые несет в себе детская литература сегодня.

Читая отзывы к книгам в интернете, я убеждаюсь в том, что неравнодушных, мудрых читателей-родителей у нас много. Человек, воспитанный в духе Евангелия, выросший на русском фольклоре, русской классической и советской литературе, подспудно ищет в книге спасительное слово. Недостаток нравственного содержания, поверхностность, примитивность, языковую небрежность такой читатель замечает – его не обманешь. Так и хочется сказать словами песни: «Значит, нужные книги ты в детстве читал!». Хочется верить, что духовное основание русской культуры, любовь к хорошей книге и родной речи будут переданы по наследству нашим детям как великий дар.

Елена Жданова

pravoslavie.ru