243

Что значит быть верующим человеком? Как быть верным Господу до самого последнего вздоха, а не формально соблюдать все положенные правила? Что делать, если много лет ходишь в храм, но той самой главной встречи, встречи со Христом, не произошло?

Эти глубокие и очень важные вопросы обсуждались на одной из Пастырских встреч, которую провел иеромонах Ириней (Пиковский).

– Как в Церкви узнать живого Христа?

– Как раз в Церкви Его и можно узнать и встретить. Когда мы пользуемся такой терминологией, как «узнать», мы сразу включаем какую-то зрительную ассоциацию, потому что узнавание предполагает видение и отождествление с каким-то портретом или с иконой. Но Христос, как правило, именно познается, а не узнается. Бывает такое, что наши современники видят живого Христа, являющегося им наяву. И мы верим их опыту, несмотря на то что сами порой этот опыт встречи с живым Христом пока не пережили. Но бывает такое, что люди ощущают Его присутствие, и сердце подсказывает, интуиция подсказывает, что да, Он здесь. А апостол Павел что говорит? «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2: 20). Сколько за свою жизнь Павел видел Христа своими глазами? Один раз, когда Он встретился ему на пути в Дамаск. А сколько времени он свидетельствовал о том, что Христос с ним? Всю жизнь, то есть он Его опытным путем переживал. Таким образом получается, что познание Христа совершается не вовне, не через внешние органы чувств, а через чувства нашей собственной души. Тогда, когда мы прозрели нашими внутренними очами, когда ум наш стал светел и просвещен, когда сердце чисто мы с Божией помощью в себе создали. Чтобы узнать Христа, нужно создать для Него место, приготовить Ему обитель в своем сердце. И ведь это не так просто дается.

Чтобы узнать Христа, нужно приготовить Ему обитель в своем сердце

Мы прекрасно понимаем, что пригласить к себе домой какого-то высокопоставленного гостя – это целая длительная процедура. Сначала нужно встретиться с его помощниками и заместителями, потом написать этому гостю письмо, созвониться, организовать движение автотранспорта, дома провести генеральную уборку, встретить у входа с хлебом и солью, следить за таймингом, соблюдать регламент. Так вот если в светской жизни мы так беспокоимся и так трепетно относимся к высокопоставленным людям, которых мы ценим, которыми дорожим и которых приглашаем, то почему мы ко Христу относимся с таким пренебрежением? Он нам все время что-то должен, мы Ему ничего не должны. Мы все время от Него чего-то хотим, требуем. Христос для нас совершил самое главное, что мы можем от Него получить, – Он дал нам вечную жизнь. Он дал нам вечную, радостную, блаженную жизнь, Он избавил нас от плена ада, избавил нас от плена сатаны и дал нам возможность снова обрести утраченный рай. Теперь спросим себя: а что мы сделали для Него? Свечку поставили. Это что, равноценно? Он жизнь Свою отдал, а мы Ему свечку принесли. Мне кажется, что те люди, которые по-настоящему взыскуют Христа, много готовы за это отдать. Хотелось бы, конечно, самого себя спросить: а что я готов отдать, чтобы эта встреча состоялась? Чтобы что-то получить, надо что-то отдать.

– Хожу в храм, Христа не могу принять. Как быть?

– Вопрос лаконичный, но что значит «не могу принять Христа»? Не могу принять Кого? Что человек в этом случае представляет себе под словом «Христос»? Часто люди, которые задают подобные вопросы (я сейчас не хочу ни в какой мере критиковать автора самого вопроса), говорят не о Христе, а о Кресте, то есть о страданиях, о том, что приходится каждый день переживать, но страдания и скорби неестественны для человека. И любой здравомыслящий человек скажет, что он не хочет нести крест своих жизненных скорбей, потому что изначально человек был создан Богом и помещен в раю в состоянии здорового организма, светлой души, светлых помыслов, перспектив развития, того состояния, которое мы могли бы назвать блаженством. Но потом грех, который вошел через нарушение заповеди Адамом и Евой, испортил человеческую природу. И мы по наследству приобретаем от родителей тленность, смертность и страстность. И самое тяжелое для человека – это приближение к состоянию смерти, потому что и смерть Бог изначально не сотворил. Смерть грехом вошла в мир, и поэтому, когда мы спрашиваем себя: «Могу ли я принять Бога или Христа?», – то в этом случае хорошо бы разобраться, что за этим стоит. Любой здравомыслящий человек скажет, что я страдания не принимаю, потому что я не хочу жить в пространстве страданий, но мы же, сами люди, их создали. Не Бог создает войны на планете Земля, люди создают войны. Так что не надо списывать на Бога ответственность за болезни, за социальное неравенство, за голод на планете – это не Божия вина.

Не надо списывать на Бога ответственность за болезни, социальное неравенство, голод

Здесь хорошо было бы мысль чуть-чуть в другом направлении направить: «А что сделать, чтобы Христа узнать таким, какой Он есть? Что сделать, чтобы убедиться, что Христос живой, Он рядом со мной и по каким-то причинам я Ему дорог/дорога?» Это уже совершенно другой вектор мышления. Тогда ставим себе задачу, как тот самый Фома сомневающийся, убедиться, что да, действительно, Он – живой Христос.

– По каким признакам можно понять, что человек причащается в осуждение?

– Чаще всего говорят о том, что причащение в осуждение бывает тогда, когда человек приступает к Чаше с нераскаянным грехом. Когда он дерзает взять святыню Христову, будучи неочищенным. Но не потому, что он случайно забыл о чем-то или потому что он пытается делать все возможное, но какую-то ситуацию не может исправить, а когда человек преднамеренно игнорирует возможность исповеди и дерзает приступить к святыне, несмотря на то что уста у него далеко не чисты.

– Можно ли исповедоваться и причащаться за родного человека, который в храм не ходит?

– Мы не можем исповедоваться и причащаться за кого-либо из родственников, знакомых, даже если это сын, дочь, брат, сестра. Мы можем исповедоваться только за себя и причащаемся только мы лично. Мы не отвечаем за грехи родителей, дети не отвечают за грехи наши. И наше собственное спасение не гарантирует спасение нашим родственникам.

– Есть люди, которые ходят в храм на протяжении многих лет, но совершенно не поступают по Божиим заповедям. Как до них достучаться?

– Прежде всего приведу цитату из Священного Писания: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7: 1). Мы очень хотим перевоспитать весь мир, только проблема в том, что самих себя мы изменить не можем. Мы желаем, чтобы во всей вселенной воцарилось господство правды, а в своей собственной душе у нас порой царит неправда.

Конечно, встречаем мы в храме не святых. Отсюда и известное название книги архимандрита Варнавы (Ягу) из Салоников, она называется «Церковь грешников». Поскольку я сам делал первые переводы этой книги (она переводилась у нас в Сретенском монастыре), я знаю ее хорошо. Так вот автор дал книге такой заголовок неслучайно, он написал эту книгу для тех людей, которые уже много лет ходят в храм и находят самих себя через 20–30 лет такими же или почти такими же, какими они были в начале пути. И это уже не разговор о третьих лицах: «Почему мой сосед или соседка не стали святыми за эти годы?», – это уже разговор перед зеркалом: «Почему я не меняюсь? Что во мне не так происходит?» Действительно, получается, как с маленьким ребенком: пока он пластилин, его поменять легко, а когда он ставится уже горшком обожженным, затвердевшей глиной, то что-либо изменить достаточно тяжело. Особенно, когда человек стал уже хрупкой фарфоровой вазой – разобьется и не склеишь. Такую вазу можно только полировать, чистить, постоянно мыть, но не всегда можно там ручки перепаять в другую сторону. Очень тяжело себя преодолеть, когда привычка стала второй натурой, но наша задача пытаться и искать, не сдаваться. Все время над собой трудиться, чтобы хотя бы за наше старание, за те усилия, которые мы прилагаем, Господь протянул нам руку помощи, сбросил нам лестницу с облаков до земли. И поэтому сама борьба, даже если каждое воскресенье мы исповедуемся в одном и том же, она увенчивается наградой.

Во-первых, я стараюсь не прийти в худшее состояние, и это уже победа. Во-вторых, видя свои грехи, я становлюсь более милосердным к другим людям, потому что понимаю, что они страдают от этого же, и поэтому становлюсь добрее. В-третьих, я все же прикладываю какие-то усилия, и если я не могу справиться со своими внутренними немощами, тогда я осуществляю внешние добродетели.

Например, в миссионерской экспедиции на Русский Север нередко ездят люди, которые чувствуют, что в них есть недостатки, но не могут их исправить. Они думают: хотя бы внешне потружусь, хотя бы физическими усилиям храм какой-то восстановлю, забор у местной бабушки починю, и это тоже хорошо. А в Москве далеко ходить не нужно – службе «Милосердие» всегда нужны добровольцы, чтобы потрудиться, хотя бы один раз в месяц прийти. И это тоже помогает.

И наконец последнее: Господь за долговременный подвиг дает Свою благодать. Вспомним, сколько дней стоял на камне и молился преподобный Серафим Саровский. Он что, в один день вернул то, что потерял? Нет, ему пришлось совершить очень трудный и длительный подвиг. Он, говоря современным языком, увенчался успехом? Да. А раз «да», значит это возможно. А раз это возможно, значит и над нами сияет Вифлеемская звезда. Если одному из людей это было возможно, значит это возможно для каждого. Вопрос в том, прикладываем ли мы ту же меру подвига, как преподобный Серафим или хотя бы сотую его часть? А так бывает, что мы мощи его с удовольствием целуем, а веригам его не подражаем.

Господь за долговременный подвиг дает Свою благодать

– А может неверующий человек спастись, если он очень добрый?

– К этому вопросу можно пойти формально и неформально. Что значит «верующий»? Часто мы отождествляем веру человека с формальной причастностью к какой-либо конфессии. Но надо посмотреть правде в глаза, а не прятаться за учебники по догматике. Человек, которого в детстве, в возрасте 40 дней, окунули в воду, батюшка его чем-то помазал, а потом все оставили на самотек, вырос злобным атеистом. Такого человека можно ли назвать верующим? Вряд ли. Но он же крещеный? С формальной точки зрения он принадлежит к Церкви, но в реальности мы можем спросить себя: «А нашел ли он место в своей жизни для Бога?»

И с другой стороны, человек, который, может быть, всю жизнь шел к Таинству Крещения и откладывал, как святой равноапостольный князь Константин до последнего дня. А была такая убежденность в эпоху святого Константина, что поскольку крещение омывает абсолютно все грехи и человек становится белым, в белых ризах предстает перед Христом, то надо принимать Крещение непосредственно перед смертью, чтобы после этого не успеть согрешить. И вот представим себе, что мы имеем дело с таким человеком, который не успел креститься, но всю жизнь к этому шел. Можем ли мы назвать его неверующим? Хотя с формальной точки зрения он не принадлежит к какой-то конфессии.

И, следовательно, мы должны определиться с тем, что такое вера. Что значит быть верующим человеком сегодня? Верующий человек сегодня – это тот, кто верит в силу науки, в гороскопы, в экстрасенсов, в магию, в то, что здесь какие-то астральные волны проходят, или у него какие-то потусторонние видения? Или верующий человек – это тот, кто почувствовал на себе любовь Божию, и в ответ в нем вдруг пробудилась любовь? Верующий – это верующий по форме, по мировоззренческой установке, который с шашкой наголо за веру православную готов рубить всех направо и налево? Или верующий человек – это тот, кто в своих ладонях согревает даже маленькую мышку, хотя с формальной точки зрения, может быть, его трудно назвать постоянным прихожанином какой-либо церкви? Очень тонкий вопрос.

Спасение человека в руках Божиих. Многие люди, которые ходят в храм регулярно, на склоне лет или перед лицом опасности не могут себе ответить на вопрос: «Спасемся мы или нет?» Вот мы лично, кто регулярно ходит в храм, всё по форме соблюдает: пост, молитва, за советом к батюшке. Если мы сами себе порой не можем ответить с уверенностью, спасемся ли мы, то как мы можем судить о других людях, спасутся они или нет. Всё в руках Божиих. Но есть какое-то приоткрытие завес, приоткрытие тайны, человек ощущает это, приближаясь к моменту перехода в мир иной. Иной раз бывает, Господь дает этот сигнал или ему, или окружающим, но это что-то очень тонкое, интимное, личное, что это откровение и выразить человек в слове не может. Спасется или не спасется? – Оставим это за скобкой. Но хорошо было бы, чтобы мы, как святой Исаак Сирин, имели надежду, что раз Христос пришел, чтобы отдать Свою жизнь ради всего человечества, значит всему человечеству дан шанс и открыта дорога. Воспользуемся ли мы этим шансом? Зависит от каждого из нас.

Иеромонах Ириней (Пиковский)

monastery.ru