132

Имя святого русского Патриарха Тихона теперь увековечено в... Нью-Йорке. В его честь названа часть 97-й улицы на Манхэттене, где стоит Свято-Николаевский собор, который будущий Предстоятель Русской Церкви освятил 120 лет назад, когда служил в Америке.

О том, как удалось добиться этого на фоне сложных отношений между США и Россией, а также знают ли американцы о Патриархе Тихоне, порталу Православие.Ру рассказала Ольга Зацепина, руководитель Русско-американского культурного центра «Наследие» (РАКСИ), волонтеры которого занимались данным проектом.

– Ольга, расскажите, каким образом удалось увековечить имя святого Патриарха-исповедника Тихона в Нью-Йорке, и как это происходило?

– Важно отметить, что в данном случае не было никаких переименований. Просто на отрезке 97-й улицы перед Свято-Николаевским храмом, между 5-й авеню и Мэдисон авеню, появилась табличка – St. Tikhon’s Way.

В Нью-Йорке есть немало улиц, к которым добавлены имена героев различных этнических групп. Но русских среди них до сих пор на Манхэттене, по сути, не было. Есть имя Сергея Довлатова – но улица в его честь находится в Бронксе. Есть Джордж Баланчин и Тарас Шевченко – но они вроде не совсем русские. В общем, русские имена на карте Манхэттена отсутствовали, и каждый раз, проезжая мимо собора, мы удивлялись – ну, как же так?

– А как появилась идея назвать улицу в честь Патриарха?

– Первым на это 10 лет назад обратил внимание тогдашний управляющий Патриаршими приходами в США владыка Юстиниан (Овчинников). Но мы в то время еще не были готовы к такого рода проектам. Позднее этим начал заниматься один человек, но он не владел английским языком и не знал законов города. Ему удалось собрать в поддержку данной затеи множество подписей русских со всего света. Однако, к сожалению, его работа оказалась бесполезной, потому что есть определенные правила. Согласно законам Нью-Йорка, действительно необходимо собрать 100 подписей – но не вообще, а только тех, кто живет в конкретном микрорайоне. Если местные жители будут против какого-либо проекта, городской совет никогда его не одобрит.

Затем духовенство собора обратилось к нам в РАКСИ, и мы договорились, что займемся данным проектом. С 2012 года мы на уровне штата Нью-Йорк ежегодно отмечаем апрель как месяц русско-американской истории. Это помогло нам наладить контакты с сенатом штата и властями города. Мы рассказываем им, что происходит в нашей русской общине. Благодаря этому мы смогли получить 10 писем за подписью сенаторов и членов ассамблеи, которые поддержали идею добавления имени Патриарха Тихона к названию улицы.

Но этого тоже было мало – требовалось еще собрать 100 подписей местных жителей. Задача оказалась не из простых – прежде всего, потому, что наш собор находится в престижном районе Нью-Йорка, где собственность принадлежит очень богатым людям, которые зачастую на самом деле живут в каких-то теплых краях. Кроме того, войти внутрь зданий просто так нельзя. Для того, чтобы собрать подписи – а это специальные формы, которые должен заполнить каждый человек – нам приходилось ждать около подъездов, встречаться, ходить на детские площадки, каждый раз рассказывая историю и храма, и самого Патриарха Тихона.

С самого начала мы понимали, что эта работа займет очень много времени. В итоге у нас ушло на нее 5 лет.

К сожалению, сейчас службы в Свято-Николаевском соборе идут только по субботам и воскресеньям, а в остальное время он закрыт. Поэтому американцы, проходя мимо, видели только закрытые ворота и ничего о нем не знали. Мы рассказывали им не только о храме, но и вообще о Русском Православии в Америке, о том, что первая Русская Православная миссия появилась здесь еще до образования США

 

После того, как городские власти одобрили соответствующее решение, процесс не закончился. Транспортная комиссия должна была изготовить этот уличный указатель, на что ушло еще несколько месяцев. Когда мы его получили – начался конфликт на Украине, после чего в Нью-Йорке произошло несколько инцидентов. Мы решили немного переждать и в итоге приурочили церемонию к годовщине освящения храма Патриархом Тихоном.

Мы приурочили церемонию к годовщине освящения храма Патриархом Тихоном

Я горжусь тем, что нам удалось сделать.

– У вас нет ощущения, что увековечение имени русского Патриарха в Нью-Йорке в то время, когда официальные отношения между нашими странами накалены, – это сродни чуду?

– Конечно, это чудо. Ведь и до нас многие пытались это сделать, но у них не получилось. Да и в начале нашего проекта мне никто не верил. Когда я впервые обратилась в храме за помощью к волонтерам, многие говорили, что это нереально. Но в итоге мы все объединились – и прихожане, и старые, и молодые, – и это очень важно. Признаться, я такого единения не видела, ведь у нас зачастую принято «дружить против», а не «за». Но в данном случае все хотели увековечить память Патриарха, и нам это удалось, чему я рада.

Кроме того, городской совет Нью-Йорка принял закон, поддерживающий нашу заявку, прямо в день рождения Патриарха Тихона, да еще и в год 120-летия освящения храма. И это тоже чудо.

– Как рядовые американцы реагируют на подобные вещи – ваши прихожане или люди, которые просто идут мимо?

– Очень положительно. Во время наших презентаций люди проявляли большой интерес. Многие потом приходили в храм посмотреть. Ведь собор-то у нас – красивейший. Несколько лет назад Ассоциация архитекторов Нью-Йорка включила его в список 10 самых примечательных зданий города. Он действительно необыкновенный. Мы приглашали наших соседей туда. Некоторые из них были против изменений в топонимике. Это было вовсе не связано с Россией – им просто не нравилось, что у нас два раза в год звонят колокола. Мы приглашали этих бабушек на чай, общались с ними, и в этом огромную роль сыграло наше духовенство.

– Американцы знают, кто такой Патриарх Тихон, интересуются ли они этим?

– В общей массе – конечно, нет. Но те, с кем мы общались – а это в общей сложности более 1 тысячи человек, – теперь знают. Мы выступали много раз, во многих местах. Индивидуально общались с каждым сенатором, приходили на собрания районной управы, в которых участвует более ста активистов. Многие из них знают храм еще и потому, что наш отец Никодим (Балясников) разрешил встречаться у нас местной группе анонимных алкоголиков. А еще теперь перед входом в собор даже бедняки стали просить милостыню, хотя раньше такого не было.

– На карте Нью-Йорка уже есть имена Сергея Довлатова, Баланчина, теперь – Патриарха Тихона. Стоит ли ждать расширения этого списка?

– Этим кто-то должен заниматься. Но, кроме нас, пока не нашлось ни одной организации, кто хотел бы это делать. Подобные вещи есть в Бруклине, но это несколько другое – там много выходцев из бывшего СССР, да и местные правила отличаются. Кроме того, на Манхэттене очень строгий закон о названиях улиц, здесь четко соблюдают временные рамки, а самое главное – содержательные. Для того, чтобы не «промахнуться», мы вместо необходимых 100 подписей собрали 200 и все время старались идти на опережение, понимая, что придраться могут к чему угодно. В итоге нам удалось собрать такой пакет документов, «потопить» который было бы очень трудно.

– Может ли увековечение памяти знаменитых людей, как в данном случае с Патриархом Тихоном, стать своего рода мостиком для налаживания официальных контактов между Россией и США?

– Конечно. Например, в следующем году исполняется 150 лет со дня рождения Рахманинова. Теперь наша самая большая задача – организовать концерт, посвященный этой дате. Он писал не только светскую, но и духовную музыку. У нас в планах пригласить на этот концерт как пианистов, так и православный хор, которые исполняют его произведения. Я считаю, что такая народная дипломатия поможет нашим странам наладить отношения.

С Ольгой Зацепиной
беседовал Дмитрий Злодорев,
Вашингтон

pravoslavie.ru