191

Даже воспитывая ребенка в христианской семье, родители не смогут полностью оградить его от жестокости этого мира, от зла и несправедливости. Как победить законы мира, как научить ребенка истинным христианским добродетелям так, чтобы он пронес их через всю жизнь?

Своим опытом делятся настоятель строящегося храма Архистратига Михаила в Куркино протоиерей Андрей Юревич и его матушка Ольга, родители семерых детей.

Главная цель воспитания – встреча детей со Христом

Протоиерей Андрей Юревич:

Есть качества характера, которые важны для верующего и для неверующего человека, например те, которые касаются дисциплины и порядка. В своих детях мы их постоянно воспитывали и прививали. И в своей священнической жизни я не возьму к себе на приход сотрудника, который не понимает, что такое дисциплина, послушание, порядок.

Или, например, такая категория, как ответственность. В Сибири, где я 15 лет был организатором и директором православной гимназии, занимался со старшеклассниками. Был особый предмет – жизневедение. Я говорил ребятам: «Вы – мужчины. Понимаете, что для мужчины быть ответственным – это одна из базовых характеристик?» Безответственный мужчина во всем – это сплошной минус, хоть на работе, хоть в семье. В семье сегодня это целая беда – мужская безответственность. Я считаю, что от этого идет больше половины проблем всех семей. И это категории, которые можно воспитывать без веры. Хотя в вере они существуют, и можно даже из Священного Писания их выводить. Например, когда Господь сотворил мир, то все было в порядке. Этот порядок был заложен от самого творения. В порядке существует гармония.

Если говорить об ответственности, то она изначально была дана Адаму за тот сад, который был насажден, за всех животных и растения, которые там были. И за ту самую жену, которую из Адама извел Господь и дал ему. И Адам с этой ответственностью не справился, поэтому, наверное, безответность после этого по миру и разлилась. Конечно, существуют категории, которые воспитываются только в вере. Семя Логоса разлито во всем мире. Христианские добродетели разлиты в мире человеческом, даже если люди в плане осознанной веры неверующие. Например, милосердие заложено в любого человека. Доброта – это христианская категория. Любовь дал Бог в сердце каждого. Преломляясь через веру, все это становится немного другим.

Матушка Ольга Юревич:

Я понимаю, что есть сильное противоречие между миром и верой. Есть хорошая новость – семья стоит всегда первой в воспитании детей в смысле влияния. Что будет в семье, то в первую очередь заложится в ребенка. Для верующих родителей это большое утешение. Как противостоять миру? Христос сказал: «Я победил мир» (Ин. 16: 33). Самая главная цель для нас с батюшкой в воспитании детей и их возрастании – это их встреча со Христом. Если они встретятся со Христом, то мы можем быть спокойны, потому что Христос победил мир, а нам победить мир без Христа невозможно.

Самая главная цель в воспитании детей и их возрастании – это их встреча со Христом

Очень важно поставить себе эту цель. Один раз на машине меня везли на встречу, и шофер пытался использовать время в пробке, попросил меня научить сделать так, чтобы его сын не ушел из храма. Я ответила: «Ты неправильно ставишь вопрос. Ты должен был спросить, как сделать так, чтобы наш сын встретился со Христом? Если он встретится, то уже совсем другие вопросы будут возникать».

С маленькими детьми в этом случае проще всего. Если вы, например, турист, то ваши дети тоже будут увлекаться туризмом. Если любите ходить в музей, и ваши дети будут это любить. Если вы верующие, дети ходят с вами вместе в храм, для них все это естественно. Если здесь родители, то они чувствуют себя там, где нужно. А когда дети вырастают, то перед родителями возникают уже более сложные задачи. Дети начинают размышлять, бунтовать, задавать неудобные вопросы. Замечают, что родители говорят одно, а поступают по-другому.

Встреча детей с Богом происходит через встречу родителей. Жизнь ребенка – результат этой встречи. И в благодати этой встречи растут дети.

Протест в подростковом возрасте

Матушка Ольга Юревич:

Даже если ребенок растет в церковной семье, он иногда начинает делать наоборот: родители ходят в храм, молятся, а он отказывается. Как быть?!

Это совершенно естественно, когда ребенок в подростковом возрасте начинает строить свою личность. При этом строит на пустом месте, для этого ему нужно расчистить территорию. И всё, что есть вокруг, кажется чужим. Наша задача в отношении детей состоит в том, чтобы встреча со Христом произошла до того, как они начнут «метать камни». Тогда они будут разметывать все, отрицать все, спорить со всем на свете, но не с верой. Это будет уже их вера, а не вера мамы с папой, не вера их духовника, не вера друзей. Они же не разбрасываются тем, что любят и ценят. Мне кажется, что именно поэтому наши дети этот возраст пережили практически незаметно.

3.jpg

Семья Юревичей

Про веру можно начинать разговаривать с детьми в том возрасте, когда они начинают всем интересоваться. Мы говорили детям: «Хорошо, что ты ходишь в храм, молишься, учишься в православной гимназии, у тебя такие хорошие друзья. Но тебе не хватает самого главного. Не хватает личной встречи со Христом. Она будет, когда ты подрастешь и сможешь сам стать перед Ним один на один. И Христос тебя спросит, как ты думаешь дальше жить. Этот выбор будешь делать ты один».

И они начинают об этом думать. Если мы не скажем ребенку об этом, то он и не будет об этом думать. Мама с папой и батюшка их хвалят, они приходят в храм на исповедь, и все хорошо. Но потом наступает этот жуткий возраст, и вдруг что-то должно быть впереди. Они об этом задумываются, ждут, когда они вырастут и Господь их позовет на личную встречу. Они об этом молились, и мы, как родители, тоже за них молились. Наши младшие дети уже спрашивали у старших. Например, я слышала такой вопрос: «Ася, а ты уже встретилась со Христом? А как это было?» Когда детей много, они ведут друг с другом такие беседы. Естественно, когда происходит эта встреча – это стук Господа. Она не зависит от нас. У кого-то она может произойти в 9 лет, у кого-то в 13, у всех по-разному. Когда эта встреча происходит, то всегда оказывается долгожданной. После этого уже можно немного легче переживать этот трудный возраст с учетом произошедшего.

Протоиерей Андрей Юревич:

Я оказался настоятелем в единственном приходе в Лесосибирске, где мы жили, и двадцать лет там прослужил. Моей главной задачей было создать среду обитания в немалой степени исходя из потребностей своих детей. Наши дети росли, и я понимал, что им в первую очередь нужна среда, как и детям нашего прихода. И мы старались ее создавать. Для этого в храме у нас была детская комната, детский сад, потом возникли младшие классы гимназии, потом свой детский лагерь с летними сплавами, музей, молодежный клуб. Детей было больше сотни, и было важно, чтобы они не чувствовали себя изолированными. И наши родные дети почти с самого рождения обитали в этой среде. Она в том числе их и воспитала, не только наша семья. Против Церкви, против этой среды, не ходить в храм, не ходить на уроки в гимназию было невозможно.

Но когда наш сын отказался ходить в гимназию, мы договорились с директором кадетского корпуса, и его взяли туда. В итоге он вытерпел только один осенний семестр. Он писал нам оттуда письма, приходил на побывку по выходным и пытался нам что-то с плачем рассказывать, мы делали вид, что ничего не слышим. Он снова уходил на неделю и там жил. В конце концов мы поняли, что мальчика надо спасать и вызволять, и мы его оттуда все-таки забрали. Больше оставшиеся четыре года ни разу мы не слышали от него никакого негатива по отношению к гимназии. Ничего плохого не хочу сказать о кадетском корпусе, но там воспитывали не так, как у нас. В нашей семье были немного другие кризисы, больше личностного характера. Система и среда для детей были комфортными, а вот личностно, конечно, они переживали кризис.

Существует термин «ДВР» – дети верующих родителей. В какой-то степени это диагноз. Хорошо, если человек уверовал во взрослом состоянии. А если он и родился так, как апостол Павел, гражданином Рима? Он родился в верующей семье. И очень многие ничего не переживают в отношении веры. Церковь только своими обычаями, традициями, строем жизни не может удержать человека без его внутреннего переживания. А для того, чтобы он это пережил, он должен об этом знать, должен жить с осознанием того, что у него впереди что-то должно произойти. Он должен встретиться, влюбиться.

Церковь только традициями не может удержать человека без его внутреннего переживания

Как любой подросток понимает, что нужно встретиться, влюбиться, жениться или выйти замуж. Ведь не зря отношения Бога с Израилем, отношения Бога с душой человеческой как брак, как жених и невеста. Образ влюбленности, замужества и женитьбы для отношений человека с Богом очень важен, близок и понятен. Господь как Жених наш церковный, а душа наша как невеста. Мы должны встретиться, влюбиться и заключить брак, брачный завет и союз со Христом. И произнести, что это теперь на всю жизнь: «Душа моя – она Твоя». И дальше сохранять верность. Искушения, конечно, будут всю жизнь. Если постараться, то удастся это донести на подростковом языке. К ним приходит ощущение, что появляется своя собственная вера, а не вера их родителей. Как сказали самарянке: «Это ты нам рассказала о Христе, а теперь мы сами Его видим, слышим и веруем уже поэтому» (см.: Ин. 4: 42).

Как отвечать на детские вопросы о Христе

Матушка Ольга Юревич:

Иногда дети задают сложные вопросы: «Почему убили Иисуса Христа?», «Что мы едим на Литургии?», «Почему мы поклоняемся кресту и целуем его?», «Почему надо целовать Евангелие?» Как на них отвечать просто, но не упрощая?

Здесь нужна молитва родителей, чтобы Господь дал подходящие слова, когда будут эти вопросы. Проблема даже не в этом, а в том, чтобы эти вопросы в принципе были, потому что очень часто у детей верующих родителей нет никаких вопросов. Все пошли на исповедь, и я пошел. Очень важно, чтобы наша вера была интересная. Это очень тяжелая проблема.

Очень часто я вижу в храмах скучающих детей, буквально отбывающих повинность. Я вижу детей, которые стоят и бубнят молитвы. Родители безмерно счастливы, а у ребенка в глазах читается: «Когда все это кончится, я вырвусь от этих зануд и начну жить нормальной жизнью!» С нашим Господом не должно быть скучно. Ни в храме, ни в воскресной школе, ни в семье.

Отвечайте на эти вопросы, если они возникают, и пусть обстановка, касающаяся веры, будет интересной, потому что ребенок есть ребенок. Если мы можем высидеть несколько часов, записывая конспект скучной, но нужной лекции, то ребенок этого не может никак. Если мы можем себя заставить стоять на трехчасовой службе, то ребенку это тяжело.

Даже взрослым порой трудно выстоять, и мы не понимаем всего, о чем говорится. В какой-то момент детям становится все это очень скучно, потому что это еще и долго. Я помню, у меня была кофта с карманами, я любила ее носить в церковь, и на этих карманах у меня постоянно висели дети и постоянно мне их открывали. Они всегда ждали, когда уже скорее будет Причастие, потому что можно будет попить, поесть, побегать.

Игровые комнаты в храмах – это не так уж плохо. Это в первую очередь спасает родителей, потому что они могут спокойно помолиться. Иначе приходится ребенка оставлять дома, чтобы сходить в храм. Мы всегда ходили вместе. Батюшка с самого начала служения обращал большое внимание на семью в своих проповедях, и он начал создавать условия для детей и мам в храме. У нас было несколько детских комнат. Там можно переодеть детей, они могли поиграть и поползать.

Долгую и непонятную для ребенка службу можно сделать понятной. Провести в семье какую-то игру на эту тему. Это уже креатив для каждого родителя. У нас это было каждое воскресенье. Мы проводили или викторину, или игру, или концерт. Пусть это будет в шутливой или загадочной форме. Мы очень долго изучали Библию и Писание таким образом. А потом батюшка начал меня критиковать и говорить, что пора уже обучать их православию. И я взяла книгу в его духовной библиотеке по православному богослужению и целую неделю над ней работала, составляла викторину. И на первой службе после этой викторины для меня был шок. Дети стояли открыв рты и периодически кричали на весь храм о том, что сейчас происходит. Они стали это понимать. Я приносила их в храм уже на пятый день после крещения, и вот наконец для них это стало интересно. Надо стараться, чтобы не было скучно ни в храме, ни во время молитвы.

Что касается домашней молитвы, меня удивляют родители, дети которых читают акафисты, каноны. Мне всегда интересно, понимают ли они, что читают? Если ребенок просто бубнит про себя слова, то для чего это все и чем тут гордиться? Домашняя молитва должна быть у отца, у мамы, а не просто вычитываться.

Дети и гаджеты


Протоиерей Андрей Юревич:

Мы всегда комплектовали библиотеку. Я собирал библиотеку для мальчиков, а матушка – библиотеку девочек. Я привозил на кассетах записи про природу, интересные и познавательные фильмы. Мы старались заменить ужасный телеконтент советскими фильмами или мультфильмами. Это был общесемейный просмотр. По мере взросления мы показывали им и военные фильмы. Сейчас детям уже сложно создать такую среду. Имея свои телефоны и доступ в интернет, они уже сами выбирают, что смотреть. Здесь уже действует термин «прививка от греха». Если вы сумели «привить» и воспитать ребенка, то даже если ребенок и «вляпался», он понимает, что ему нужно «отмыться». Это предмет для осознанной исповеди для подростка.

Если сумели «привить» ребенка, то даже если он «вляпался», он понимает, что нужно «отмыться»

Матушка Ольга Юревич:

Нашему старшему ребенку 41 год. Когда она росла, не то что гаджетов, даже кнопочных телефонов не было. Младшей Марфе 24 года, и я тоже не помню, чтобы это было в ее подростковом возрасте. Внуки уже пользуются гаджетами, но это зона ответственности родителей, а не бабушек или дедушек. Одна из наших внучек подошла как-то к телевизору и попыталась нажать на экран, как на смартфон.

Первый компьютер у нас появился в гимназии, а потом дома. На самом деле можно и книжку вредную почитать, и телевизор включить. Мы, когда уверовали, выбросили телевизор, и очень долго у нас его не было. Потом мы купили первый видеопроигрыватель и стали показывать детям то, что считали полезным. Все книги, которые мы давали детям, сначала прочитывали сами. Когда появился компьютер, мы выписали первые христианские игры. В любом деле нужен разумный подход.

monastery.ru