148

Если есть воля Божия на строительство храма, то Господь попечётся и о том, кому молиться в нём в будущем.

Надо ли строить храмы в селах, где живет всего сотня-другая человек, большинство из которых пенсионеры? Да и реально ли это? Недавно мне довелось побывать в глубинке, в селе Каменный Брод в двухстах километрах от Пензы. Там состоялось событие, грандиозное по местным масштабам: освящение куполов строящейся церкви. И радость местных жителей была такова, что сердце само говорило: храмы в глубинке нужны! Очень! Но каково это: строить церковь в селе, не имея ни средств, ни сколько-нибудь зажиточных помощников? Как найти общий язык с сельскими бабушками, которые на все имеют свой взгляд? Об этом мы побеседовали с местным благочинным, протоиереем Сергием Афонюшкиным, который заботится о строительстве церкви в Каменном Броде.

– Батюшка, чтобы начать строить храм в небольшом селе, нужна смелость. Кто ее проявил?

– История получилась непростая. Я столкнулся с ней, когда стал благочинным Иссинского района, и жители Каменного Брода пригласили меня совершить молебен у строящегося храма. Я приехал и увидел голый фундамент. Мы стали разговаривать. Оказалось, что семья выходцев из села, живущая в Москве, захотела построить здесь небольшую часовню. Они были готовы отдать на это свои сбережения. Обратились с этим благим почином в епархиальное управление. Владыка приехал, посмотрел. Место произвело на него хорошее впечатление, и он сказал: «Давайте построим здесь не часовню, а храм!» Жители восприняли это архиерейское благословение и стали строить храм. Но имевшейся суммы хватило только на то, чтобы залить фундамент.

– Поступили по вере. И она не посрамилась?

– Но была серьезно испытана. По возведении фундамента наступили непростые времена. Подрядчик запросил за сруб непосильную цену, которая к тому же росла, пока мы думали. Люди переживали. Фундамент стоял неприкрытым, и мы боялись, что он разрушится от дождей, снега, перепадов температур. Однажды мне позвонила Полина – благодетельница храма. У нас состоялся непростой разговор. Она спросила: «Батюшка, что мы будем делать с храмом?» А я спросил в ответ: «Я не знаю. Как вы затеяли такой проект, не имея средств?» Она ответила, что таково было благословение. А жители села, в свою очередь, спрашивали у меня: «Отец Сергий, ну зачем же мы заложили такой большой храм?!» Людей тоже постигало отчаяние. И тогда я вспомнил слова преподобного Пимена Угрешского: «Храм строит себя сам». Вспомнил, как в Оптиной пустыни, при игумене старце Моисее, так же строили. Преподобный Моисей говорил: «У меня нет денег, а у Бога они есть». Но Господь совершает такие чудеса через людей. Полина нашла координаты православного фонда Архангела Михаила https://fond-am.ru/. Мы позвонили туда, подали документы и стали ждать чуда. Это тоже было непросто, сбор сначала шел медленно, но потом дело сдвинулось. Конечным результатом стал не только сруб, но и кровля, а потом мы обратились в фонд, чтобы открыть новый сбор – на купола. То, что есть фонд, есть добрые люди, которых он объединяет, – для нас это не только вопрос строительства храма. Нам подарили надежду! Каково нам было, когда мы остались с этим фундаментом, который уже начинал разрушаться, стоя под дождем и снегом, – это даже не высказать словами. Мы получили мощный стимул, чтобы не унывать. Даже в совсем небольшом селе, где, казалось бы, не было никаких перспектив, воля Божия проявилась – и появились благодетели, затем фонд, который собрал недостающие средства. Это укрепление веры.

 

– Жители Каменного Брода участвуют в строительстве?

– Да, и я хочу искренне поблагодарить их за это. Они не опустили руки. Они поняли меня. Римма Алексеевна, Валентина Ивановна – они болеют душой за храм! Но болеют по-своему. Когда мы первый раз встретились, они сказали: «Отец Сергий, вы должны ездить и собирать деньги для храма. Мы смотрели православный телеканал, и там сказали, что, если жители высказывают такое желание, священник должен построить им храм». Я немного опешил и сказал: «Вы знаете, я это делаю, но, наверное, не так, как вы хотели бы. Священник не может все бросить и заниматься только сбором средств. Давайте строить храм вместе!» И они поняли и включились. Наши бабушки – а многим из них далеко за 70 – стали ездить по предприятиям, просить помощи. Они проводят ежемесячный сельский сбор – и я скажу вам, что это дело неблагодарное. Не все хотят жертвовать на храм, кто-то отказывает, и в резкой форме. А им нужны средства хотя бы на свечи, на лампадное масло – чтобы было что зажечь, когда священник приезжает служить молебен. И когда они собирают на маленькие-маленькие текущие нужды – это тоже подвиг.

 

– Люди чувствуют, что им нужен храм, что это их, кровное!

– Они уже спрашивают: когда мы будем служить в храме? И сами уже стараются, хлопочут о том, чтобы сделать крыльцо и т.п. Нужен ли этим людям храм? – Конечно, нужен! Иногда говорят, что храмы строятся недалеко друг от друга: в одном селе, в другом, хотя люди могли бы приехать на службу в райцентр. Но, например, в Каменном Броде далеко не все имеют такую возможность. Кто-то физически и смог бы – но не приедет, потому что он занят своей повседневностью: дом, огород. А человек, который очень хочет прийти, просто не доберется, потому что старческая немощь ему не позволит. А в этот храм, в своем селе, они придут, а кого-то доведут под руки. И пусть это будет не часто – но для них это будет настоящая духовная жизнь. И знаете, жители села даже недостроенный, еще не освященный храм воспринимают с благоговением. Мы стали отпевать в нем – потому что люди хотят, чтобы отпевание совершалось именно в храме!

– Жители села воцерковляются?

– Да. Наши бабушки стали учиться петь – ведь у храма должен быть хор! Началось с чтения Псалтири по усопшим, с участия в отпеваниях. И знаете, у нас даже начала складываться какая-то музыкальная гармония, хотя музыкального образования у наших певчих, конечно, нет. Но они поют! И говорят, что, когда в селе будет храм, они будут петь еще больше и лучше! Конечно, это их стремление в таком возрасте заслуживает огромного уважения! Заботясь о строительстве храма, наши пожилые активисты воцерковляются. Пока в Каменном Броде нет служб, они приезжают на праздники ко мне в Иссу, в Преображенский храм, где я служу. Но, посещая богослужения только по большим праздникам, конечно, не воцерковишься. А вот их участие в строительстве, их вопросы ко мне – не всегда удобные для священнослужителя – мобилизуют на духовный принцип поведения и их, и меня. Они научились, как вести себя в храме, как общаться со священником, как относиться к нему. И скажу вам, что относятся они очень тепло! Когда мы говорим, что надо регулярно ходить на службы, читать святых отцов, чтобы воцерковиться, – это правильно. Но такое воцерковление, как у них, не менее действенно, потому что оно живое! Оно идет не через предписания, не через книгу, а через участие в жизни Церкви.

Такое воцерковление не менее действенно, потому что оно идет не через предписания, не через книгу, а через участие в жизни Церкви

– А от этих бабушек, может быть, воцерковляются и их дети, внуки...

– В этом я более чем уверен! Бабушки – они очень беспокойные. Конечно, я говорю им: «Ваше стремление воцерковить детей не должно выражаться в том, чтобы давить им на темечко». Но они все равно очень настойчивы. Однако иногда и их метод оказывается действенным: вода камень точит. А они точат. Это точно.

– Как вы думаете, глубинка возродится?

– Я считаю, что да. Если бы не было воли Божией, храмы в глубинке не строились бы. А они строятся. Значит, у нас есть перспектива. В Каменном Броде церковь построили, а во многих селах их открывают в приспособленных помещениях: прежних магазинах, клубах. И если Господь к этому благоволит, благословляет, то будущее у этих приходов есть. Иначе ничего бы не получилось. А объединение людей вокруг храма способствует и возрождению бытовой, практической, рабочей жизни в селах, потому что люди сплачиваются, обретают надежду, получают стимул действовать. Если есть воля Божия на строительство храма, то Господь попечётся и о том, кому молиться в нём в будущем. Строительство храма в селе – это дело милосердия по отношению к его пожилым жителям. Милосердие же никогда не оценивали в плане перспектив. Добро – оно и есть добро. Почему же накормить немощного, голодного – это хорошо, а напитать его бессмертную душу – излишне? Ведь строительство храма – это именно то, что делается для души. А когда мы делаем что-то бескорыстно, для Бога – то Господь силен даровать этому продолжение, на которое мы не могли и надеяться!

Протоиерей Сергий Афонюшкин

Протоиерей Сергий Афонюшкин

– Каково это – быть сельским священником?

– Глядя на батюшек, люди думают, что мы постоянно ощущаем присутствие Божие, Небесную помощь. Но это не так. Я не буду повторять избитую фразу о том, что у священника якобы больше искушений, чем у мирянина. Это тоже далеко не всегда так. Но и я иногда теряю ощущение присутствия Божия, оказываюсь на грани уныния. Однако Господь всегда рядом, и освящение куполов в Каменном Броде – еще одно доказательство этого. У каждого свои сложности, и ощущение, что Господь всегда подставит плечо, очень нужно каждому. И зачастую Бог особенно близок именно в те моменты, когда мы как раз не чувствуем этого.

С протоиереем Сергием Афонюшкиным
беседовала Алина Сергейчук

pravoslavie.ru