128

Как поддерживать взаимоотношения с близкими, не являющимися православными христианами? Можно ли как-то помочь им прийти к Богу? Что будет с ними после смерти?

Подобные вопросы стали основными на Пастырской встрече, которую провел иеромонах Афанасий (Дерюгин).

– Часто наши близкие или друзья просят нас купить или привезти им книги Священного Писания. Несем ли мы какую-то ответственность за то, как они с ними будут обращаться?

– Если мы точно знаем, что люди просят книги Священного Писания, чтобы над ними посмеяться или надругаться, – тогда, конечно, несем. И, конечно, передавать им эти книги не нужно. Если же мы точно этого не знаем, то лучше исполнить эту просьбу. Нередко бывает и такое, что человек открывает Священное Писание просто из интереса или хочет рассмотреть его с культурологической точки зрения, а потом его эти слова настолько захватывают, что он погружается в них и становится христианином. Думаю, что, если у нас нет точных сведений о том, что эти люди будут смеяться над Священным Писанием, нужно эту просьбу исполнить и молиться о том, чтобы Господь через Свое слово помог им, дал познание истины.

– Когда человек просит помолиться о нем и я его поминаю на утренних и вечерних правилах и на сугубой ектении, считается, что я молюсь или все же просто поминаю?

– Да, это будет считаться молитвой за него. Есть такая замечательная книга «Руководство к духовной жизни в ответах на вопросы учеников» преподобных Варсонофия Великого и Иоанна Пророка. В ней тоже есть вопрос: «Что делать, если человек просит за него помолиться?». Преподобные отвечают так: «Когда у тебя попросили молитв, в этот момент скажи: "Господи, помоги этому человеку", – и этого с тебя достаточно». Не нужно брать на себя какой-то особый подвиг молитвы. Если какие-то особо близкие люди нуждаются в особых молитвах, тогда другое дело. Мы все, христиане, просим друг у друга молитв, и если каждый раз мы будем увеличивать молитвенное правило, то вообще ни на что времени не останется, а будем только молиться за всех. Это может быть хорошо, но не у всех есть возможность.

– У приятельницы умер сын, молодой мужчина, она сильно скорбит. Не будет ли с моей стороны навязыванием предложить ходить в храм и читать акафист об усопших, чтобы получить утешение?

– Думаю, что обязательно нужно предложить и посмотреть на реакцию человека. Если человек отнесется очень резко, скажет, что это ему не нужно, то не надо больше предлагать. Кто-то из святых говорил: «Если ты сделал человеку какое-то замечание или дал совет и он тебя не послушал, замолчи, потому что так поступают ангелы», – я думаю, что это очень правильно. Предложили что-то человеку, стало ему интересно, послушал он – очень хорошо. И действительно это может человеку помочь. Если реакция резкая и категоричная, то не надо. Молитесь сами и за этого человека, и чтобы Господь ему помог и вразумил.

В любом случае, когда у близкого человека горе, какой самый главный совет? Апостол Павел сказал: «Радуйтесь с радующимися, и плачьте с плачущими» (Рим. 12: 15). Если человек переживает и скорбит, будьте рядом с ним, вместе с ним переживайте. Если мы к этому сможем прибавить еще и совместную молитву с человеком, тогда, я думаю, это обязательно принесет пользу.

Если человек переживает и скорбит, будьте рядом с ним, вместе с ним переживайте

– Скажите, пожалуйста, как души умерших рабов Божиих, православных, общаются между собой? Говорят, что все встретятся. Так ли это? Души православных, людей других религий и атеистов общаются или нет?

– Вы знаете, очень сложно рассуждать на те темы, которые касаются жизни после смерти, так как мы все там не были. И это настолько другая реальность, другая жизнь, что вряд ли мы можем абсолютно точно и правильно сказать, что будет так или будет иначе.

Если говорить об общении людей между собой, то так как мы здесь, в Церкви, стараемся преодолеть одиночество и быть в единстве, в любви друг с другом, то, наверное, из этого можно предположить, что и в вечной жизни люди православные, верующие, достигшие Царства Небесного, тоже будут в единстве друг с другом и действительно друг с другом встретятся.

Если говорить о верующих и неверующих – здесь сложнее. И понятно, что люди, не попавшие в Царство Небесное, находятся в совсем другом положении. Может быть, кто-то из вас знает историю общения преподобного Макария Великого с уже умершим языческим жрецом? Этот жрец ему сказал, что он находится в аду, так как был язычником, но когда преподобный Макарий молится за него, то он получает некоторое облегчение, которое состоит в том, что он видит тех, кто находится рядом с ним. Из этого можем сделать вывод, что люди, не достигшие Царствия Небесного, не могут общаться друг с другом, могут только иметь какое-то утешение в том, чтобы видеть друг друга, когда за них молятся. Но опять же, это все доступно только так – пунктиром. Как апостол Павел говорит: «Как бы сквозь тусклое стекло» (1 Кор. 13: 12), то есть мы точно этого знать не можем. То, что в Царствии Небесном будет жизнь с Богом, – это несомненно. То, что людям, не достигшим Царствия Небесного, будет плохо, – это тоже несомненно. А какие именно тонкости будут, можно только предполагать на основе тех или иных сведений из Священного Писания, святых отцов.

– Как избавиться от хлама? Нас было восемь человек, я осталась одна, вещи для меня памятные, но ненужные.

– Самый простой и напрашивающийся ответ – выбросить. Но, с другой стороны, я прекрасно понимаю, какое значение для человека имеют вещи, связанные с кем-то из близких людей. Я к себе в келью прихожу, озираюсь, понимаю, что половину нужно выбросить, но жалко. Наверное, это чувство нехорошее и связано со стяжанием.

Епископ Варнава (Беляев) писал в своих дневниках, что со временем он стал считать, что вещи нужно оставлять как память о тех людях, которые ими владели. Но эта мысль неоднозначная, и захламлять свой дом тоже не нужно. Если это вещи, которые мы можем должным образом беречь, которыми, может быть, пользуемся, их, конечно, стоит оставить. А если у нас лежит пыльная куча каких-то вещей и мы раз в десять лет к ним обращаемся, то, наверное, от них можно избавиться. В любом случае здесь нужно какой-то разумный баланс сохранить.

– Можно ли попросить неправославных родителей подать записку о здравии, если они поехали в поездку в известные православные места?

– Да, я думаю, что можно. Может быть, то, что неправославные люди зайдут в храм, подадут записку и как-то соприкоснуться с Церковью, окажет на них какое-то положительное влияние. Как часто само по себе знакомство с православным храмом, соприкосновение с Церковью дает свои ростки.

Часто знакомство с православным храмом, соприкосновение с Церковью дает свои ростки

– Раньше была общая исповедь, нужно было сказать: «Каюсь и сожалею о всем плохом, содеянном мною», а грехи сам батюшка называл. Почему сейчас нет такой?

– Под общей исповедью понимают разные вещи. Та, о которой Вы говорите, появилась в советское время и была связана с тем, что священников было очень мало, а прихожан очень много. И просто не было физической возможности одному священнику поисповедовать тысячу человек, поэтому прибегали к такому средству.

Это, конечно, неправильно, потому что здесь отсутствует самый главный момент – покаяние. Священник грехи перечисляет, а кто поймет, кается человек или нет? Когда мы называем перед священником свои грехи, в любом случае нам стыдно, и в этом стыде есть немалый смысл. Это образ того, как стыдно нам будет предстать перед Богом, и поэтому личная исповедь очень важна. Когда она заменяется только общей исповедью и прочтением разрешительной молитвы, тогда жить очень легко. По сути, можно ни в чем не каяться, просто прийти, список грехов послушать, молитвы прочитать и дальше радоваться с ощущением, что тебя простили, хотя это не так.

Есть и другой момент. Бывает, общей исповедью называют то, когда священник читает молитвы, перечисляет грехи, а потом каждый подходит и отдельно тоже исповедуется – это может быть полезно. У нас в монастыре такой исповеди нет. С другой стороны, перечисление грехов удлиняет этот чин перед исповедью. Если кому-то помогает перечисление грехов, можно дома такой список прочитать, подумать, в чем мы действительно виноваты, и в этом покаяться. В разных храмах, в разных монастырях разные традиции.

– Как относиться к святым, которые, условно говоря, почитаются и нашей Церковью, и раскольнической церковью?

– Действительно, есть много святых, которые жили и подвизались в единой Церкви до печального разделения на Православную и католическую, которое случилось в XI веке. И святых, которые жили до этого разделения, мы действительно почитаем. Может быть, у нас не сложилось такого глубокого их почитания, но сейчас все больше и больше таких святых включают в наш православный календарь. Например, среди последних можно встретить имя святого Патрика Ирландского, который более почитаем на Западе и часто ассоциируется совсем не с христианскими вещами, но это святой, живший до раскола и прославившийся как миссионер. А в начале января будем совершать память преподобной Геновефы (Женевьевы) Парижской – святая жила еще в единой Церкви и очень почитается на Западе, но и в Православной Церкви тоже вполне может почитаться. К таким святым можно и нужно обращаться с молитвой.

– Что будет с адом и раем после Страшного суда? Что будет с душами, которые не войдут в 144 тысячи избранных?

– Сейчас души праведников и души грешников находятся в состоянии некоторого ожидания. Праведники ожидают вечного блаженства, которое наступит только после всеобщего воскресения, Второго Пришествия, а грешники – вечных мучений, которые тоже наступят только после всеобщего суда. И, соответственно, рай и ад, которые сейчас есть, – это некоторое состояние ожидания. Те, кто в раю, перейдут в Царство Небесное, те, кто в аду, перейдут потом в геенну огненную, поэтому рай и ад в том виде, в котором они сейчас, не будут больше существовать, а будет уже некое другое состояние.

Про 144 тысячи избранных – это действительно упоминается в Апокалипсисе, но я бы сказал, что Апокалипсис – книга очень таинственная и рассуждать о том, что там написано, очень сложно, особенно без толкований святых отцов. И то, что там упомянуты 144 тысячи, не значит, что будет 144 тысячи человек в Царствии Небесном. Это некие люди, девственники, которые воспевают некую песнь Богу. Спасенных, конечно, будет гораздо больше. И как именно будут распределяться спасенные в Царствии Небесном – это уже не наше дело. В любом случае мы знаем, что если будем по заповедям Божиим жить и если мы христиане, то надеемся, что Господь нас спасет по Своей милости.

– Молитва – это связь и общение с Богом, правильно? Есть внутренняя молитва – молятся духом, а есть внешняя, когда человек молится словами. Люди, которые не обладают внутренней молитвой, – кем они являются?

– Действительно, когда человек молится духом, дошел до такой духовной молитвы, то Господь ему отвечает также духом непосредственно. Мне кажется, что наша молитва больше внешняя, молитва умом, но все-равно не такая глубокая, как у тех святых, о которых мы читаем. Но Господь нам тоже отвечает. И отвечает каким образом? Смотря на наш уровень, отвечает нам через слова Священного Писания. Именно поэтому очень важно человеку не только молиться, но и читать Священное Писание, потому что во время молитвы мы к Богу обращаемся, а когда мы читаем Священное Писание, Бог обращается к нам. Понятно, что это еще некое несовершенство, и, разумеется, мы все должны достичь этой молитвы духом. Достигнем мы ее или нет на земле? Большой вопрос. И, думаю, даже не все святые ее достигли, по крайней мере, в житиях многих святых об этом не упоминается. Но вот соблюдать правила, необходимые для достижения молитвы, то есть молиться самому и читать Священное Писание, – это доступно каждому из нас. И просить у Бога, чтобы Он даровал нам истинную, настоящую молитву, чтобы Господь нам отвечал. Остальное уже зависит от воли Божией. Кто-то, может быть, достигнет такого общения с Богом уже только после смерти, уже в вечности.

Господь нам отвечает через слова Священного Писания

Тут тоже еще есть некоторая опасность, потому что человек, не очистившись от грехов и страстей, может за ответ Бога принять какой-то ответ диавола или свои какие-то эмоции. Просить о том, чтобы Господь нам отвечал, нужно, а нам самое главное – делать то, что в наших силах: молиться и читать Священное Писание.

– Как отличить откровение от духовной интуиции?

– Если говорить в целом о каких-либо откровениях, то это вопрос всегда сложный. И, как я уже говорил, здесь может быть какая-то уловка диавола, который может преобразоваться в Ангела света, как говорит апостол Павел (ср.: 2 Кор. 11: 14). В этом случае важны два момента. Во-первых, когда нам какого-то рода откровения каким-бы то ни было образом приходят, желательно с кем-то посоветоваться из духовно опытных людей. Во-вторых, всегда лучше с некоторым недоверием относиться и все проверять словами Священного Писания и святых отцов. Если нам мысль какая-то пришла и она не противоречит тому, что говорит Священное Писание, значит, слава Богу, может быть, это действительно откровение от Господа. Но всегда лучше посоветоваться, и некоторое здравое недоверие всегда полезно христианину. Оно для того, чтобы не впасть в прелесть.

Иеромонах Афанасий (Дерюгин)

monastery.ru