160

Когда человек делает татуировку, он словно бы надевает новую кожу, проявляя в некой степени бунт против Творца. 

Сегодня на улицах стало заметно больше людей, разные части тел которых покрыты масштабными татуировками. Раньше меня этот вопрос интересовал исключительно в эстетических целях, поскольку в Библии имеется прямой запрет лишь на татуировки в ритуально-языческих целях. Да и воцерковленные люди их не делают, а значит, и вопросов таких не задают. Однако на днях по этой теме я был выбит из тепличных условий. Вопрос напрямую коснулся моей семьи. 16-летний сын стал задумываться о собственной наколке. А посему я решил исследовать это явление вдоль и поперек.

                                                      Телесные проколы

По статистике ВЦИОМ трехлетней давности, около 11% жителей России имеют на своем теле татуировки. И автор этих строк входит в это число. Неравнодушный читатель может непроизвольно воскликнуть: «Но как так, вы же священник?!» Конечно. Но я не родился батюшкой, и так же, как и 30% опрошенных, сделал свои тату по глупости в молодости, а произошло это во время службы в армии, как и у 29% респондентов, сделавших картины на коже. Но о своих наколках расскажу чуть позже. А пока вернемся к статистике.

Очевидно, сегодня статистические цифры заметно подросли. Например, в 2021 году сервис «Авито.Услуги» проводил замеры пользовательской активности, и оказалось, что за два года спрос на татуировки и всевозможные проколы вырос в 2,5 раза. В сознании отчаянно бьется резонный вопрос: чем вызвана такая популярность? Конечно, можно поверхностно рассудить, что, дескать, людям просто захотелось ярких эмоций или что-то изменить в жизни. Мне думается, ответ следует искать не столько в области телесного, сколько в духовных сферах.

Татуированный траур

Давайте для начала расставим точки над i в вопросе отношения Церкви к татуировкам. Основные места Священного Писания, в которых говорится о запрете нанесения наколок, сосредоточены в законодательных книгах Пятикнижия пророка Моисея. Речь идет о книгах Левит и Второзаконие. В частности, в них есть повеление не делать нарезов на теле и не накалывать на себе письмена по умершим (см.: Лев. 19: 28; Втор. 14: 1), то есть манипуляции с кожей как самоповреждение в процессе ритуальных жертвоприношений.

Если абстрагироваться от языческой подоплеки, это что-то похожее на современное явление, которое называют селфхармом, когда человек приносит себе физические увечья, например, острым предметом – не в силах справиться с сильными переживаниями. Подобным самовредительством в исступлении занимались языческие жрецы, которым подражали и люди, скорбя по умершим родственникам. Но человек резал себя и делал текстовые тату не столько в знак траура, сколько для того, чтобы привлечь внимание богов и умилостивить их. Перед нами запрет на оккультные порезы и наколки.

Человек резал себя и делал текстовые тату, чтобы привлечь внимание богов, перед нами запрет на оккультные порезы и наколки

Разрисованный храм

Предчувствую вопрос внимательного читателя: но как же христианину относиться к обычным татуировкам, которые не связаны с языческими обрядами? По слову апостола Павла, наши тела – это храмы Духа Святого, которыми мы должны прославлять Бога (см.: 1 Кор. 6: 19–20). Кроме прочего, святой Павел популярно объясняет, что, по сути, наши тела не нам принадлежат, но Господу. А теперь представьте обычный белоснежный храм, который кто-то решит изрисовать разноцветными граффити. Согласитесь, сомнительное «украшение».

Наши тела – это храмы Духа Святого, которыми мы должны прославлять Бога

Короче говоря, христианством тело человека рассматривается как что-то данное нам на временное бережное хранение. Это как если бы нам кто-то могущественный доверил покататься на своей дорогой машине или пустил на какое-то время пожить в роскошный меблированный дом. Вряд ли мы в таких условиях осмелились бы что-то кардинально менять во внешнем виде этих движимых и недвижимых объектов. Но, к сожалению, большинство людей так к своему телу не относится.

Армейский тату-салон

А теперь для терпеливого читателя поведаю свою историю о том, как я докатился до жизни такой и нанес изображения и письмена на храм своего тела. Вынужден огорошить вас еще больше. Дело в том, что за годы срочной службы в армии, ближе к дембелю, сам превратился в самопального тату-мастера. Из старой электробритвы, шариковой ручки, стиральной резинки и гитарной струны изготовил татуировочную машинку и принялся за дело. Поскольку с тушью в армии была проблема, пигментную краску делали из каблуков кирзовых сапог. Их сжигали, а продукт горения разводили в кипяченой воде. Получалась жженка.

Необходимый рисунок делал ручкой с жирной пастой на тетрадном листке талантливый сослуживец. Нужное место намыливали и переводили на тело. На доступных местах колол себе сам, на недоступных – просил других. Так у меня появилось три серых татуировки. На левой кисти «набил» первую букву имени на английском с орнаментом вокруг, на ребре правой кисти короткий тост «За вас!», а на левом плече – оскал пантеры на щите с аббревиатурой рода войск и годами службы.

Косые взгляды

Мотивом этого татуировочного акта было оставить память о годах службы, ну и желание выделиться из толпы принадлежностью к категории тех, кто служил в армии. Застал еще время, когда этим гордились. Проблема в том, что когда ты делаешь татуировку, то не пытаешься заглянуть в будущее и спросить себя: а что будет дальше? А дальше я стал газетным журналистом, и по роду профессии приходилось встречаться с политиками, артистами и другими известными людьми. И тогда стал впервые чувствовать на себе косые взгляды, начал стыдливо прятать свои «татухи» на руках.

Однажды в этой связи даже напросился на интервью с настоящим тату-мастером. Подспудной целью было узнать, может ли он свести мои татуировки на видных местах. Все, что он смог предложить, так это наложить поверх старой новое тату-изображение. Кроме всего прочего, мастер рассказал, что ждет носителя татуировок в будущем. Это деформация татуировок, например, при полноте человека или целлюлите милые бабочки, слоники, птички, сделанные в молодости, могут превратиться в безобразных монстров. Также он предупреждал любителей наколок о том, что они закрывают себе путь в ряд престижных профессий, где требуется необходимый дресс-код в виде чистой кожи. Например, банковским работникам сложно при наличии татуировок занять видные места.

Дьяконские тату

Банковским работником я не стал. Но когда меня рукоположили в диакона, ситуация с моими наколками еще более усугубилась. Татуировки начали буквально жечь мою совесть, поскольку теперь мне приходилось выходить к людям с евхаристической Чашей и призывать их к Причастию. Очень боялся соблазнить прихожан и ввести их в осуждение, ведь они могли заподозрить в новом диаконе уголовное прошлое. Да и священнослужители делали прозрачные намеки, что мне необходимо избавиться от своих «партаков».

Короче говоря, принял решение и стал искать возможность избавиться от тату на видных местах. Сначала выбор пал на лазерное удаление, но единственный специалист в этой сфере заломил такую цену, которую я не мог позволить на свою скромную диаконскую зарплату. Решил сводить в домашних условиях доступными подручными средствами. Наколку на ребре ладони удалось выжечь кислотой для удаления бородавок. Благо, что краска залегала неглубоко. А вот от изображения на кисти второй руки пришлось избавляться радикальным методом – марганцовкой. В тот день я еле добежал до травмпункта, так было больно. Теперь огромный шрам на всю жизнь.

Шкурная мотивация

Проще говоря, на собственной шкуре прочувствовал все последствия ошибки моей молодости. Но если свои мотивы я могу объяснить желанием быть сопричастным к определенной социальной группе, то о мотивации современных людей мне остается только догадываться. Особенно о тех, кто делает недешевые масштабные татуировки, выходящие на открытые участки тела, особенно на лицо. Более того, в этой области есть такое направление, как модификанты. Это люди, которые буквально меняют внешность за счет плотных татуировок, пирсинга, имплантатов и прочих хирургических манипуляций.

Разговаривал со знакомыми психологами, все сходятся в едином мнении, что подобные признаки говорят о категорическом неприятии человеком своей внешности, своего тела и даже своей личности. Может, такие люди перенесли в детстве какую-то психологическую травму, которая спровоцировала ненависть к самому себе. Кроме этого, подсознательная тяга к редактированию своего тела – отчаянная попытка стать тем, кем ты никогда не был и, возможно, никогда не будешь.

Подсознательная тяга к редактированию своего тела – отчаянная попытка стать тем, кем ты никогда не был

Все мы знаем, как меняется мировосприятие человека, который надевает на себя стильную обновку – он реально даже чувствует себя по-другому. В случае с татуировками человек словно надевает новую кожу. Если хотите, в некой степени это бунт против Бога, вызов Творцу. Выше уже упоминал о детских психотравмах, и, на мой взгляд, большинство из них связаны с дефицитом любви, поэтому, когда наши дети пытаются дополнить свою личность наколками, скорее всего, мы их где-то недолюбили. А это значит, что мы должны восполнить эти лакуны своими молитвами, добрым словом, советом, участием. Любовь никогда не перестает (1 Кор. 13: 8).


Иерей Святослав Шевченко

monastery.ru