134

Нам свойственно говорить, что мы живем в тяжелые времена и что испытания, попущенные нам Господом, очень тяжелы. Как отвечать на вызовы времени и так ли они сложны?

Этой теме была посвящена Пастырская встреча, которую провел игумен Павел (Полуков).

– Каждого человека в определенной степени можно сравнить с компьютером, который подключен к общей сети. Все люди составляют эту сферу, информационное пространство, и наша степень зависимости от этого пространства очень велика. Там большая интоксикация. Как защищать себя от воздействия? У нас есть молитва, у нас есть Церковь, но что еще нужно в этой связи предпринимать?

– История человечества, история Церкви, история нашего государства всегда идет волнами. Я иногда размышляю о периоде гражданской войны, о революции и послереволюционном времени: массовые убийства, ненависть, уничтожение людей, уничтожение культурных и духовных ценностей, переворот, попытка самосознания особенно в первые годы. Как люди тогда выживали, насколько это было страшнее?

Бог всегда неизменен. Читаешь про того же отца Иоанна (Крестьянкина). Он был в тюрьме, в лагере, где и убийцы, и сидевшие по политическим статьям. Ему было невероятно трудно. Те, кто был рядом с ним, потом писали, что отец Иоанн еле ходил, был невозможно худым, очень больным, бледным. И если бы его не перевели потом, вспомнив, что по специальности он бухгалтер, отец Иоанн, может быть, там бы и сгинул. А вот что пишет сам отец Иоанн: «Здесь хорошо, хорошие люди». Он же был в этой общей интоксикации и тем не менее выжил. Я все-таки не думаю, что мы в более сложных условиях.

– Раньше было жестче, но сейчас развращают детей с младых ногтей. Дают им, не умеющим говорить, гаджеты в руки.

– Да, на детей влияет школа, окружение, гаджеты. И порой думаешь, что ребенок потерянный, ничего уже доброго не будет, но по молитвам и по благодати Божией видишь, что проходит этот сложный период. Я говорю больше о детях церковных, но, думаю, это касается всех. Все равно правила общественной жизни, может быть, самые простые, соблюдаются. Есть старшее поколение, авторитеты, за которыми тянутся.

Одного профессора когда-то спросили: «Как быть в этих условиях? Ведь нас, верующих людей и просто людей понимающих, очень мало и мы не можем достичь нужного уровня воздействия на окружающих людей». Он ответил, что таких людей мало, но каждый в своей сфере, на своем месте может быть точкой роста для окружающих. Я думаю, что вы понимаете, о чем я говорю. Вы замкнутый в себе человек, который всего сторонится, всех обвиняет, всех боится, всё для него грешно? Или вы человек, который для окружающих является примером молитвы и добра, потому что вы живете по заповедям? Мне кажется, это сильно.

Каждый в своей сфере, на своем месте может быть точкой роста для окружающих

И второе. Помните, как молился один праведник во время войны? Он сокрушался, что мы не сможем победить, потому у нас совершенно нет молитвенников, церкви все закрыты, многие священники расстреляны, другие сидят по тюрьмам. И Господь Ему показал всю Россию в дыму. Этот дым – молитвы праведников. Господь сказал: «Не бойся, у Меня праведников много». И перед войной безбожная пятилетка была, когда казалось, что всё потеряно. Но Господь наставил на путь спасения. Во второй половине сороковых годов в моем городе было открыто пять храмов и даже построен новый, уже после войны. И ни один из храмов не закрылся, в хрущевское время все они действовали. И то, что сейчас происходит в нашей жизни, в политической жизни государства – это же тоже надо понимать. Господь мудрый и сильный, иногда нас надо через огонь провести, иногда – через какие-то скорби. Иногда очищение общества может прийти совершенно неожиданно.

Я спрашивал у митрополита Ионы (Карпухина), которому помогал долгое время: «Вы жили в Лавре, преподавали, были монахом, архимандритом, Вы вообще предполагали, что будет возрождение, что будут открывать храмы, монастыри?» А он говорит: «Нет, не предполагал. Я никогда не думал, что стану епископом, даже не мог об этом подумать. А в итоге стал митрополитом». Так что на все воля Божия.

– Мы сейчас говорим про огонь, тяжелый период. И если совсем уже нет сил, нужно ли надеяться, что этот период пройдет и будет восстановление?

– Но мы же молимся: «Избави нас от всякия скорби, гнева и нужды».

– А может, нам стоит научиться в этом жить, если это не проходит?

– Тут два момента. Тут более важен вопрос отношения. Еще раз напомню про отца Иоанна (Крестьянкина), который говорил, что в лагере свежий воздух и хорошие люди. А как на самом деле было? Второе: очень хороший пример с кольцом Соломона, на котором была надпись: «Это пройдет». И хорошее пройдет, и плохое пройдет, поэтому надеяться всегда надо. Спаситель говорил: «В терпении вашем стяжите души ваша» (Лк. 21: 19). Терпением стяжите, то есть собирайте души ваши. Терпение иногда понимают как альтернативу борьбе. Но терпеть приходится часто не во внешних обстоятельствах, а самого себя. И когда научишься терпеть в этом смысле и говорить Богу: «Пожалуйста, меня потерпи», тогда все изменится.

– Перешедшему из протестантства в православие что посоветуете для начала? Трудно идет понимание.

– Если человек перешел, уже сделан шаг, сделан выбор. Я думаю, что основная трудность преодолена. А дальше, что делать и что читать? Понимание идет трудно… Оно всегда идет трудно. Благодать наставит и все напомнит. Думаю, что надо принимать участие в Таинствах, читать что-то о подвижниках благочестия – это очень важно. Их жития становятся для нас примером. Святые Иоанн Шанхайский и Нектарий Эгинский – кажется, что жили они давно и где-то далеко, а книгу прочитал и многое понял. Мне кажется, надо через эти примеры идти к пониманию православной веры.

– Господь есть Альфа и Омега. Всем правит Божий Промысл. Для чего в земном мире зло? Ведь Господь есть любовь.

– Во-первых, мы знаем, что Господь зло не создавал. Зло есть удаление от добра. И второй основополагающий момент – это свобода человека и даже свобода ангелов. Она и сейчас у них есть, но ангелы уже не могут ее использовать во зло, ангелы уже утверждены после определенного времени, а у человека свобода выбирать добро или зло остается. И зло существует до поры до времени, оно не вечно. И зло, по определению митрополита Филарета (Дроздова), нашего с вами соотечественника, есть, во-первых, удаление от добра, а во-вторых, через Промысл Божий Господь или пресекает зло, или претворяет к благим последствиям. Из любого зла могут быть благие последствия для человека.

Теперь будет больше возможностей для освещения текущих событий из жизни обители

– Скажите, пожалуйста, скорбящей маме утешительное слово о материнской молитве.

– Митрополит Сурожский Антоний как-то утешал одну женщину по смерти ее ребенка и опрометчиво сказал такую фразу: «Я вас понимаю». Женщина очень резко ему ответила, мол, не лгите, потому что, не потеряв ребенка, вы не можете понять такое горе. Не имея тяжелобольного ребенка, сложно что-то сказать, сложно утешить. Одно мы знаем, и через всю жизнь это должно пройти – Бог есть любовь. И порой все эти моменты дают нам силу.

Я один раз отпевал младенца. Всю жизнь я молился, чтобы Господь мне такого не попустил, потому что для меня это очень тяжело. И в силу своего послушания, еще до Сретенского монастыря, не встречался с этим. Уже здесь, в Москве, на приходе, сказали, что нужно отпевать семимесячную девочку. И я очень переживал. Что вообще можно тут сказать родителям? Как утешить? Но все-таки я сказал, но не слово утешения, а просто выразил сострадание. Я был удивлен, что родители очень спокойно держались, и мама очень спокойно сказала, что, несмотря на огромную трагедию, они приняли это от Бога. И Господь дал утешение. Где-то через полтора года эта женщина меня нашла и сказала: «Батюшка, вы тогда поразили нас своим словом». У меня не было цели утешить, потому что я понимал, что это сложно. Я просто поделился своими мыслями и какими-то своими переживаниями. Женщина продолжила: «Вы знаете, полтора года прошло, и Господь дал нам ребенка, и мы хотим, чтобы Вы его покрестили». Это удивительно, это какая-то тайна. Да, есть и болезни детей, и какие-то обстоятельства их жизни, которые нас не радуют, но надо молиться. Очень избитая фраза, но ее нужно глубоко понимать. Надо за своих детей молиться, знать, что Бог есть любовь и что из всего, говорит митрополит Антоний Сурожский, через трагедию и боль возможно наше настоящее познание Бога. Иногда бывает на годы наоборот отторжение, что я просил, а не получилось, а тем более связанное с ребенком, иногда даже совсем взрослым. Иногда молишься сам и советуешь молиться, но как знать, какой план у Бога? Через проблемного ребенка, может быть, спасаются все, и он сам спасется.

Мы часто думаем о земном благополучии. Господь наш Иисус Христос земного благополучия не обещал. Читайте внимательно Евангелие: «В мире скорбны будете» (см.: Ин. 16: 33). И вместе с тем Он говорит: «Радуйтесь! Не бойтесь!» Говорит: «Скорбь обратится в радость». Это очень глубоко надо понимать. Но иногда через глубины трагедии происходит настоящее спасение и очищение не одного человека.

Игумен Павел (Полуков)

monastery.ru